Блог
732 0

Артур гачинский роман с известной фигуристкой. Артур Гачинский: "Надеюсь, Пиноккио навсегда ушел в свой шкафчик"

Артур гачинский роман с известной фигуристкой. Артур Гачинский: "Надеюсь, Пиноккио навсегда ушел в свой шкафчик"

Артур Гачинский. Биография

Появившийся на свет 13 августа 1993 года, с малых лет был невероятно активным ребенком. Чтобы придать его безудержной энергии правильное русло, родители привели Артема вфигурное катание. Тренировки не просто полностью изменили поведение мальчика, но и способствовали становлению его характера и профессиональному самоопределению.

По прошествии года интенсивных занятий фигурист-одиночник вместе с матерью приехал из Москвы в Северную столицу, дабы увидеть знаменитого наставника А. Мишина. Сразу после демонстрации собственных достижений наледовой аренелегендарный тренербез тени сомнений предлагает родителям взять Артура Гачинского под собственную опеку.

Свои первые шаги в области фигурного катания Артур сделал под фамилией Хиль, затем его мама вышла замуж, и мальчик вместе с ней стали Гачинскими.

В 17-летнем возрасте фигурист Артур Гачинский завоевалбронзовую медальЧМ, достойно преодолев трудности и сумев обойти многих опытных и невероятно сильных конкурентов, чем поразил истинных почитателей фигурного катания. Гачинский сотрудничал как с отечественными, так и с зарубежными хореографами, к примеру, с выходцем из Канады Томом Диксоном. Мастер танца сделал для спортсмена постановку короткого проката, положив в его основу мотивы танго из к/ф «Мистер и Миссис Смит».

Артур всегда отличался тихим нравом и, как бы это странно ни звучало, любовью проводить досуг в одиночестве, вне компаний и шумных вечеринок. По словам самого спортсмена, так он научился абстрагироваться от бесчисленных дум офигурном катаниии восстанавливать эмоциональные силы.

Обычно добрый и неконфликтный спортсмен в отдельных СМИ порой выказывает недовольство, если слышит о сравнении с Е. Плющенко. Фигурист Артур Гачинский заявляет, что даже с учетом того, что у них с Евгением общий наставник, по технике и артистическим характеристикам они совершенно разные.

Мастерство и успехи Артура Гачинского на разного рода турнирах очень впечатляют. В настоящее время он имеет звание МС международного класса, является обладателем серебра национальных чемпионатов, серебряным призером ЧЕ и бронзовым - на ЧМ. Основная цель спортсмена - стать выдающимся фигуристом, катающимся, словно бог.

Фото Артура Гачинского

О Новом Плющенко я услышал от Алексея Мишина почти 10 лет назад. Когда сам Плющенко еще ни разу не был чемпионом мира, а 8-летний Артур носил фамилию Хиль. Потом Артур стал Гачинским, видимо, из соображений сценического благозвучия. Хотя, по мне, Артур Хиль - много круче.

Первый раз я увидел Артура на чемпионате России в Мытищах в декабре 2006-го. Ему было 13 лет. Он выступал вне конкурса. Занял, кажется, 14-е место. Но выехал на лед и ушел со льда с таким видом, будто он не заявился в конкурс вовсе не потому, что слишком молод для взрослых соревнований. А потому что представляет другой и, несомненно, высший отряд живых существ – человек заявился на турнир по фигурному катанию среди муравьев. Когда твои дети учатся в одном классе с таким мальчиком – это не может нравиться. Но когда в такой позе дитя выходит на сцену – это забавляет и даже умиляет, как детский спектакль. Понятно, что кто-то – родители или педагог – заставили учить его эту роль.

Появляться среди муравьев Гачинскому не было смысла

На следующий год Артур выступал уже в конкурсе, держался ровно также, а выступил немногим лучше – 9-е место. Потом стало понятно, что Артур пока не очень вписывается в график Плющенко – у него начался кризис переходного возраста в довольно остром виде. Появляться среди муравьев не имело смысла. Мишин запустил Гачинского на юниорскую орбиту, но и там он выглядел не самым блистательным образом. Немногим, во всяком случае, приходило в голову сравнивать его с Плющенко. В лучшем смысле этого слова.

Возвращение во взрослый мир случилось осенью. Два старта в Гран-при – непровальных, но и неприметных. И, наконец, чемпионат России в Саранске. Он получился для Гачинского просто-таки позорным. Не столько даже для него самого – для всего русского фигурного катания. Гачинский выступал с травмой. Был совершенно не готов к турниру, и, может, поэтому таким нелепым выглядел его «Болт». Татьяна Тарасова ничего не могла с собой поделать – она открыто издевалась над качеством постановки этой программы, комментируя турнир для «НТВ-плюс». Судьи, как в годы махровой писеевщины, втащили Гачинского на второе место, позволяющее ему ехать на чемпионат Европы. Это было очень и очень стыдно.

Часто бывало спортсмены, получившие свое место в сборной не по праву, начинали бурно рефлексировать по этому поводу, лезть из кожи вон, чтобы доказать своим покровителям, что на самом деле они, конечно, всего лучшего достойны – и ломались. Но Гачинский принял этот подарок с королевским достоинством. Как должное. Трюк, который заставлял всех мило улыбаться в Мытищах, прошел. Гачинский настолько справился со своими нервами вначале в Берне, а потом и в Москве, что, действительно, можно подумать, будто он в этом бизнесе лет 10.

Это Чан с Козукой могут улыбнуться своим медалям, а ему-то, Артуру – что радоваться этой бронзе? Одним скачком Гачинский приблизился к графику Плющенко. Как и Плющенко, он дебютировал на чемпионате мира бронзой. Вся разница в том, что Плющенко добился своего в 15 с половиной лет, а Гачинский – в 17 с половиной. Все равно впечатляет. Лайсачек, скажем, тоже сразу взял бронзу, но он был к тому времени уже почти сложившимся спортсменом (19 лет). Чан начал с 9-го места (в 17 лет). А Ламбьель, страшно сказать – с 18-го (17 лет).

Мишин имеет несколько прямолинейное представление о маркетинговых технологиях достижения успеха

Добиться всего того, чего достигли все эти знаменитые люди, Гачинскому будет много сложнее. В этом состоит мое большое опасение. Ни Плющенко, ни Лайсачек, ни уж тем более Ламбьель с Чаном никому не подражали, входя в фигурное катание. Или, много точнее, так – никого НЕ ИЗОБРАЖАЛИ. Гачинский приговорен к этому своим тренером Алексеем Мишиным.

Великий учитель прыжков Алексей Николаевич имеет несколько прямолинейное представление о маркетинговых технологиях достижения успеха. Он применяет к фигурному катанию, то есть сугубо индивидуальному виду артистической деятельности, логику высокобюджетного кинопроизводства. Мы сделали «Терминатора», он оказался дико успешным. Давайте сделаем второго – он соберет, может быть, меньше, но все равно мы заработаем. Гачинский реализует на льду стратегию «Терминатор-2».

Все, абсолютно все должно нам напоминать о Плющенко, включая, разумеется, перчаточки. Проблема, я бы даже сказал, невозможность исполнения стратегии сиквела, говоря в голливудских терминах, заключается в том, что «Терминатор-1» не всю жизнь был Терминатором. Женя Плющенко до 20 лет был абсолютно живым мальчиком, не ведавшим о том, что творит на льду. Болезненное поражение на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити заставило искать Плющенко способы защиты и восстановления от этой травмы. Образ жильца вершин, придуманный Мишиным, пришелся кстати.

Это была маска, рожденная естественным развитием судьбы Плющенко в спорте. Эта маска действительно пугала его соперников. Потому что Плющенко был талантливее их, а когда не талантливее (Ламбьель, Баттл), то сильнее. Артур Гачинский – неопровержимо талантливый человек. Это стало понятно еще в Берне, на чемпионате Европы. Проблема в том, что он взял эту маску позднего Плющенко, ничего еще не выиграв и, главное, ничего не пережив в спорте. Мы наблюдаем в Гачинском ровно ту же стратегию достижения успеха – безукоризненно выполненные прыжки с километровыми, риторическими заходами на них плюс миманс, возбуждающий зрителей. Этого оказалось мало даже для Плющенко, чтобы выиграть Олимпиаду. Этого будет категорически недостаточно даже для того, чтобы Гачинский оставался на высоте, завоеванной в Москве.

Гачинский – человек, который носит в себе драму

Бронза Гачинского – абсолютно заслуженна. Но вот московскую сумму баллов ему стоит, пожалуй, забыть. Эта цифра просто дышит жаром благосклонного, домашнего судейства. Его вращения и шаги, на мой взгляд, оценены комплиментарно. А его отставание от эталонного артиста Такахаши по второй оценке должно измеряться 8-10 баллами, никак не четырьмя, как это было в Москве.

Если Гачинский, действительно, гордый юноша, слишком много знающий о своем даре, то он рано или поздно должен взбунтоваться против стратегии Мишина и сбросить с себя маску Плющенко. Человек, влюбленный в свой дар, не сможет долго работать тенью. Пусть даже это тень гения.

Если же Гачинский на самом деле добрый славный парень, скромно понимающий меру своего таланта, для него вдвойне губительно, стоя на подиуме чемпионата мира, играть гения с утешительным призом. Этим Патрика Чана не задушишь, не убьешь. Ну что ему, Чану – психологические стратегии профессора Мишина? Ничего. Пожмет плечами и покатиться дальше к новым победам.

Артур Гачинский – человек, который носит в себе драму. Будем внимательно наблюдать за ее развитием.

Раньше, чем окончилась она у первого. О том, как резко рубануть с плеча и ни о чем не пожалеть, фигурист рассказал корреспонденту агентства "Р-Спорт" Анатолию Самохвалову.

Снял лангетку, подумал и решил: хватит с меня фигурного катания. Я хочу другого

- Артур, вы в отличной форме! Аксель точно докрутите.

Чтобы недокрутить аксель, мне надо здорово поправиться.

- Говорят, 50 граммов лишней массы - и нет акселя.

У меня аксель есть всегда. Даже с перевесом я его сделаю. И с выездом хорошим, как надо.

- А чего закончили-то? Озвученные причины были как-то неубедительны.

Целая серия обстоятельств поменяла отношение к тому, что я делаю как профессионал. Было-то всё прекрасно! Произвольную программу сделали, короткую, тулуп четверной отлично прыгал, сальхов чуть хуже, но тоже имелся в арсенале. А потом щелчок в спине мгновенно увел в "ноль" все труды Татьяны Анатольевны (Тарасовой), Саши (Успенского), мои.

В середине лета, в августе, спину защемило, да так, что я почти не двигался. Мне провели несколько курсов блокад. Три штуки - три недели я знал только две позы: стоячую и лежачую. Тело не сгибалось совершенно. Ни проехать по льду, ни прыгнуть, ни толком пройтись пешком. Так я пролетел мимо контрольных прокатов фигуристов сборной России в Сочи. Думал, поправим спину, и поеду на первый турнир в Оберстдорф… Только-только начало отпускать, как возникло еще одно воспаление, о котором не хочу говорить. Неделька насмарку, потом проблему запустили, и вывалилась неделька еще. И тогда стали понимать, что, похоже, теряем Cup of Russia (московский этап серии Гран-при, на котором Гачинского в итоге заменил Михаил Коляда). Форма была потеряна. И всё потеряно.

Потом дома разбиваются стеклянные двери, я начинаю убирать осколки с пола и остаток, застрявший в дверном каркасе, падает мне на руку, под кожей застревает кусок стекла. Разрезаны три сухожилия на пальцах - указательном, среднем и безымянном, - мышцы руки, отвечающие за сгибательные функции. Проще говоря, три пальца у меня просто висели, как декорации, висела и сама кисть. Операция, неделя в больнице, двадцать один день в гипсе, а потом я потихоньку стал разрабатывать руку и пытаться ею что-то сделать. Прошло четыре месяца, у меня до сих пор боль при поднятии тяжести, и часть руки как будто заморожена. Ни часы, ни браслеты носить не могу. Но движение кисти почти восстановлено. На остальное уйдут годы, пока связки растянутся заново. А потом я снял лангетку, подумал-подумал и решил: наверное, хватит с меня фигурного катания. Я хочу другого.

- В двадцать два года.

В двадцать два.

- Талант.

И есть проблема, которая другого масштаба. Пока я лечился, смотрел за всеми спортсменами мира, а они делают сейчас то, что не делал никто до них. Тупо сидеть в спорте, ездить по соревнованиям, на чемпионаты Европы и мира, оставаться там без медалей - глупость.

Это я от вас слышал. Но через год-другой будет корректировка правил, будут новые пути к конкуренции с гениями.

Будут, но у меня здоровье не железное, я не могу выдерживать долгий тренировочный цикл в хорошем напряге. Две недели - боль - пауза. Так нельзя в современном фигурном катании. А пока ты корячишься, (китаец) Цзинь Боян делает четверной лутц в каскаде с тройным тулупом и четверной тулуп во второй части короткой программы. Чтобы его переплюнуть, нужно делать что-то невероятное.

- Всё равно на одном четверном лутце чемпионат мира не выиграешь, можно же компенсировать его каскадами? Даже (олимпийский чемпионяпонец) Юдзуру Ханю проиграл (канадцу) Патрику Чану на этапе серии Гран-при в Канаде. Через год-другой расклад может поменяться.

Не знаю, может, я просто не хочу кататься. У меня просто нет желания продолжать спортивную карьеру. Мне больше нравятся шоу, нравится тренировать...

- Вы, наверное, просто устали.

Не спорю, да. Может, накатаюсь по шоу и захочу вернуться. Но пока я не вижу, откуда может появиться во мне такое желание.

- Психологическая передышка у вас.

Возможно. Отдохнуть нужно головой и нервами от всей этой напряженки. Может, через годик и вернусь. А, может, меня засосет трясина тренерская, постановочная. Я буду не против, сейчас мне это импонирует куда больше.

Петр Чернышёв, с которым вы работаете в шоу, наверное, смело претендует на звание "хореограф года" в мировом фигурном катании. Не говорил он вам, получает ли он от своей успешной деятельности то, что получал или, наоборот, не получил во время карьеры фигуриста?

В шоу другие эмоции. В соревнованиях идет сумасшедшая отдача, но она - для себя. Постановщик ставитхорошую программуи видит, что она выигрывает. Я сейчас в шоу, и оно мне компенсирует всё. Выхожу я в "Джингликах", и от меня идет отдача. Мы катали "Парфюмера", где у меня серьезная роль, и эта отдача была гораздо больше, чем в соревнованиях.

Да. Турнир - это турнир. А в спектакле - история. Там ты должен раскрывать себя эмоционально, а не как спортсмен - прыгнул, прокатился, прыгнул. В шоу я актер, который ведет диалог. Я играл Джузеппе Бальдини, (швейцарец) Стефан Ламбьель - Жана-Батиста Гренуя. Жестами мы должны были донести всю эмоцию и весь смысл произведения, и это реально удовольствие. Переживать все картины представления приятнее, чем быть участником соревнований.

Все время я должен себя щадить

Мне всегда казалось, что те, кто попадает в стихию спортсмена, идут до логического максимума. В семнадцать же вроде лет вы выиграли медаль чемпионата мира?

Кажется, да. Точно, в семнадцать - бронза чемпионата мира в Москве.

Вас в тринадцать лет заявили на взрослый чемпионат России, перекроив ради вас регламент. По-моему, после такого приходит самолюбие, которое охраняет от выходок, подобных завершению карьеры в двадцать с небольшим. Нужно же дожать.

Иногда понимаешь, что дожимать до конца не надо.

Но вы же не среднестатистический трудяга, который, закончит он или останется, ничего серьезного для себя не изменит. Материал-то не раскрыт. И это интересно. Говорите, Цзинь Боян прыгнул четверной лутц. И что, его теперь не обыграть?

Я не говорю, что его не обыграть. Обыграть можно всех. Четверной лутц - не гарантия победы. Гарантия - катание и возможность выдерживать нагрузку, которая обеспечит результат. Катаясь с листа, результат в соревнованиях ты не дашь. Периодически тренировки должны быть убойными, когда вместо четырех четверных тулупов ты делаешь семь, чтобы планка выносливости, которая есть в организме, увеличивалась. Чтобы загнать себя и через не могу сделать большее. И тогда через четыре минуты ты можешь больше, чем до этой тренировки. Если я это сделаю, то сорву спину.

- А подкачать?

Подкачивался, занимался ОФП, и я не могу сказать, что у меня слабое тело или слабые мышцы. Просто есть травма спины, которая не дает мне работать на пределах организма. Если я буду заниматься не на 100% возможностей, а на восемьдесят, то работа будет сделана плохо. Щадить себя на тренировке - это стоять на месте. Дурацкая боль в спине у меня появляется даже на фоне не таких напряженных, но длительных тренировок в шоу. Раз - болит, два - опять болит. Все время я должен себя щадить.

Татьяна Тарасова обычно на эти боли реагирует по-спортивному: терпи и всё. По крайней мере, это описывается в ее книге. Она с пониманием отнеслась к вашей идее?

Да, с пониманием, ведь через каждые две рабочие недели мы пропускали по три дня. Какие-то боли можно терпеть, но организм не выдерживал.

При вашем таланте и готовности, скажем, процентов на 65 в декабрьском чемпионате России какое бы место заняли?

65 - это мало, это ничего. Чуть больше половины возможного. Процентов 80 - разговор был бы другой. Но я был не до конца в курсах, что было на чемпионате России, и не могу представить, какое место я бы на нем занял.

- Не смотрели?

Не смотрел, так как был на рабочем месте. В шоу.

Не главный каскад жизни

- Самое приятное ощущение в карьере?

Бронза чемпионата мира. 2011 год, Москва, "Мегаспорт". В раздевалке я орал как резаный.

- И что же кричали?

Лучше сейчас помолчать об этом, многое кричал...

- "Патрик, я тебя еще достану!"?

Ха-ха-ха! Патрика? Да, достану... Как же. Он тогда сам был счастлив, взял первое золото чемпионатов мира после двух лет подряд с серебром. А я серебру был очень рад - на чемпионате Европы в 2012 году. И еще я был на седьмом небе в свой тринадцатый день рождения. Тогда я впервые прыгнул тройной аксель. Цепляли мы его с Алексеем Николаевичем, цепляли, гонялся я за ним, а потом раз - и получился! Волшебный момент. Ты докручиваешь, выезжаешь, и даже проверять не надо. Ты сразу понимаешь - ты его сделал. Но всё это так мимолетно, потом эти прыжки становятся рутиной, день за днем идут тренировки.

- Бронза, серебро и тройной аксель - главный каскад жизни?

Нет, всё же. В жизненном каскаде гораздобольше побед, у меня их было достаточно и много.

Первая половина января была у Артура напряженной - до четырех ледовых концертов в день. Новогодняя суматоха сошла, и наш разговор состоялся в первый же его выходной. Вскоре диктофон был отключен, Артур сделал последний глоток "старбаксовского" кофе, пожал мне руку и почему-то направился в сторону катка на Площади Революции. "Ухожу к своим", - бросил на прощание Гачинский.

Имя Артура Гачинского - российского фигуриста в одиночном катании, периодически мелькает на страницах издательств и всоциальных сетяхИнтернета. Были взлеты, были неурядицы, уход от тренера и даже из и возвращение... Но обо все по порядку.

Гиперактивный ребенок

Артур родился 13 августа 1993 года, жил с семьей в столице до девяти лет. Потом был переезд в Санкт-Петербург. Поскольку ребенок рос непоседой, его бурлящей энергии нужно было найти выход. Только в спорте гиперактивные дети могут правильно реализовать энергию, данную природой. Сначала мальчику купили ролики, на которых он бегал до шести лет, а затем была секция фигурного катания. Это было желание мамы-художницы соединить спорт и искусство. Но, как говорит сам фигурист, став на коньки, он буквально влюбился в и ему захотелось стать знаменитым фигуристом. Так началасьспортивная биографияфигуриста Артура Гачинского.

Тренер Алексей Мишин

Повезло Артуру с тренером. На него обратил внимание знаменитыйроссийский тренерАлексей Мишин. Тренировки были насыщенны сложными элементами, которые нужно было не просто выполнять, а оттачивать мастерство на льду. Упорство и настойчивость Артура, которым можно было позавидовать, начали приносить первые результаты. Он шел к своей цели, которую поставил себе - кататься как Бог. На тренировках видел катание Евгения Плющенко, который также тренировался у Алексея Мишина. Первое время он, возможно, подражал старшему коллеге, но у Артура все-таки был свой стиль, своя манера исполнения сложных элементов и прыжков.

Первые победы

Первой заслуженной победой Артура Гачинского было третье место на чемпионате среди юниоров в 2006 году. В тринадцать лет он принял участие в чемпионате среди взрослых. Дебют состоялся. У Артура был 14-й результат. Целью участия была моральная подготовка парня к работе среди профессионалов.Личный тренерАртура - Алексей Мишин был доволен результатом, так как он опередил некоторых фигуристов, тем самым доказав, что его техника исполнения элементов выше.

Международный дебют сезона 2007/2008 - попадание в Гран-при среди юниоров. Серебро на российском чемпионате среди юниоров в следующемспортивном сезоне. На чемпионате мира по в 2011 году фигурист Артур Гачинский получает бронзовую медаль, а год спустя серебро на европейском чемпионате в Шеффилде. Обидно, что не золото, которое досталось Евгению Плющенко. Тем более что вкороткой программеГачинский все-таки опередил "короля льда".

Смена личного тренера

Послеевропейского чемпионатакатание Артура оставляло желать лучшего. Мощнейшие прыжки удавались через раз. Возможно, о себе давала знать травма спины, полученная при падении на тренировке, или возвращение в профессиональный спорт Евгения Плющенко и его победа на чемпионате Европы? Истинные причины известны были только самому фигуристу. Накопившиеся проблемы подводят Артура к решению кардинально поменять все вспортивной жизни. Он, ничего не объясняя своему тренеру, буквально сбегает из Санкт-Петербурга в Москву и начинает заниматься со знаменитым тренером Татьяной Анатольевной Тарасовой. Тренеры А. Успенский, Т. Тарасова и фигурист Артур Гачинский на фото ниже.

Обстановка на тренировках с новым тренером была другой. Как отмечал Артур, раньше катание было силовым, а с тренером Тарасовой акцент делался на техничность. К прыжкам приступил не сразу. По подготовленной Тарасовой программе Артур начал заниматься скольжением. Поменял коньки со срезанными каблуками и облегченными лезвиями на обычные. Начал прыгать четверные. На тренировках отрабатывается задание не на 100, а на 150 процентов. Начал понимать, что получает удовольствие от катания, возникло ощущение, что начал разговаривать со льдом. Но...

Поворот судьбы

Как заметил за два десятилетия от него уходили разные фигуристы. Уезжали в столицу. Но из ушедших успешным стал только Алексей Ягудин. Остальные все-таки не нашли себя. К ним он относит Артура. Для него неудивительно, что фигурист в конце 2015 известил Федерацию фигурного катания о завершении своейспортивной карьеры. Скорее всего, навалились травмы, напомнила о себе проблема со спиной. Да и морально он устал, ведь он начал принимать участие во взрослых чемпионатах России с тринадцати лет. Плюс психологическая травма непопадания на домашнюю Олимпиаду 2012 года при наличии предпосылок выиграть ее.

Татьяна Тарасова выдвинула предположение, что фигурист может вернуться в спорт, хотя вероятность невелика. Но в апреле 2017 года Артур Гачинский возобновил тренировки в Санкт-Петербурге как профессиональный фигурист. Он вернулся к Алексею Мишину. Пока о перспективах своего участия в турнирах Артур не говорит. Занимается восстановлением своейспортивной формы, катает программы, отрабатывает скольжение и прыжки. Считает, что состояние здоровья (спина и рука не беспокоят) пришло в норму. Амбиций у парня достаточно, да и цель есть. Просто к ней очень сложный и психологически трудный путь.

СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

"Поменять все!" - в этукороткую фразудля Артура Гачинского уложился в последних числах декабря смысл всей его 20-летней жизни. Впрочем, это только сейчас звучит коротко и понятно. А тогда, с треском проиграв в Сочи отборочный предолимпийский чемпионат страны, фигурист вообще не понимал, чего хочет сильнее: навсегда оставить лед или все-таки сделать еще одну попытку чего-то добиться.

- Как долго вы шли к решению вернуться в Москву, Артур?

Последние два года. Меня не устраивали результаты и постепенно вырисовывалось решение поменять город, тренера, обстановку, себя, свой стиль катания, имидж - все! Я пробовал что-то поменять и раньше. Задумывался о том, что отношусь к тренировкам и к самому себе недостаточно требовательно, пытался постоянно все это контролировать, но понимал, что результата как не было, так и нет. Декабрьский чемпионат России всего лишь стал последней каплей.

- Своему тренеру вы сказали об этом сразу?

Алексею Николаевичу? Да.

- И как он отреагировал?

Можно я не буду об этом рассказывать?

- Конечно, можно. Просто я слышала, что Мишин был в ярости, узнав, что вы ездили в Москву на просмотр, не поставив его в известность.

Ну так вы все сами знаете... Официально объявлять о переходе в середине сезона было нельзя - я мог запросто угодить под дисквалификацию. Наверное, все получилось не очень красиво по отношению к тренеру. Просто наши пути в определенный момент разошлись.

- Обычно у каждой стороны в таких случаях есть своя версия. Лично мне казалось, что с возвращением Евгения Плющенко в любительский спорт Мишин перестал в достаточной мере уделять внимание другим ученикам, что со временем стало вызывать - и у вас в том числе - совершенно справедливое недовольство. Хотя, по версии Алексея Николаевича, вы просто недостаточно хорошо работали.

Я старался выкладываться на каждой тренировке. Не тусовался, не халтурил. Может быть, я просто вырос. Пока был маленьким, просто слушал все, что говорил тренер. И беспрекословно выполнял. А по мере взросления у меня стал меняться взгляд на жизнь, на то, что я делаю. Я перестал делить окружающий мир на черное и белое, стал понимать, что существуют полутона. Пришло какое-то внутреннее осознание того, что я - мужчина. И должен принимать самостоятельные решения относительно своей жизни.

На этом фоне у нас с тренером стали возникать спорные, скажем так, ситуации. И ощущение внутренней неудовлетворенности, психологического дискомфорта становилось все более сильным. Возможно, именно поэтому я перестал прогрессировать как спортсмен.

- На протяжении многих лет вас упорно называли клоном Евгения Плющенко. Вас это задевало?

Когда был маленьким, мне это даже нравилось.

- Вы тогда сознательно старались ему подражать?

А как не подражать, когда ты постоянно на него смотришь? Тут хочешь не хочешь, а будешь так поступать. Перед тобой человек, который делает все, причем очень хорошо. Естественно, хочется делать так же. А лет в семнадцать мне это не то чтобы надоело, но я стал чувствовать какое-то внутреннее желание кататься иначе. Поэтому когда слышал, что я - второй Плющенко, это начинало сильно раздражать, если честно.

- На тренировках не возникало желания остановиться и заорать: "Я - не Плющенко!"

Бывало.

- Может быть, со стороны Мишина шло непроизвольное желание добиться от вас той манеры катания, которая, применительно к Плющенко, уже оправдала себя? Двигаться по накатанному ведь всегда проще.

Не считаю, что Алексей Николаевич шел со мной по-накатанному. Мы очень хорошо работали, я его понимал. Просто в некоторых моментах случались расхождения.

- Как вы относились к тому факту, что Плющенко вернулся в любительский спорт и намерен выступить в Сочи?

Давайте я не буду об этом говорить? В целом моя политика такова: если человек хочет - пусть идет и делает. Не хочет - не нужно его заставлять. Просто я никогда не был сторонником того, чтобы спортсмену что-то давали за прежние заслуги.

- Прежние заслуги в фигурном катании - это, в частности, оценка за компоненты.

Понимаю. Но это тоже неправильно. Давайте тогда сделаем таблицу - сколько и за какие заслуги плюсовать. И будем по этой таблице выводить победителей. В спорте должно быть все честно: что накатал - то и получил.

- Сами вы были сильно расстроены, не попав на Олимпийские игры?

Я еще до чемпионата России понимал, что сезон накрылся медным тазом. Ну да, было обидно, досадно. Но что с того? Будут другие Игры, а может, и не одни.

- Когда пошли разговоры о том, что вы ищете тренера, называли разные имена. Почему Тарасова?

Когда я вернулся в Питер после чемпионата России, то решил, что вообще не буду продолжать кататься. Сказал маме, что мне все надоело. Что я не вижу какого-то дальнейшего будущего в фигурном катании. Ну и неудачи достали. Так что на пару дней я ушел в совершенно другую жизнь. Нормальную.

- Это как?

Ходил в кино, гулял ночами по городу, играл в компьютер, пока голова на стол не падала. И как-то очень быстро устал от этого. Вот и позвонил Тарасовой. Попросил о помощи. Сказал, что хочу поменять все - вплоть до того, чтобы завести новый спортивный дневник и заново "построить" себя.

- Откуда тогда возникли слухи о том, что вы хотите уйти от Мишина к Олегу Васильеву?

Я думал о таком варианте, когда только начал размышлять о смене тренера. Пытался понять, кто вообще способен вытащить меня из той глубокой трясины, в которой я очутился. Васильев - сильный специалист. У него были прекрасные спортсмены, катание которых мне нравилось. Но я все-таки выбрал Тарасову.

Шестого января я приехал в Москву, мы встретились. Татьяна Анатольевна подготовила мне небольшой план работы, и по этому плану я начал работать в ЦСКА с Сашей Успенским и Максимом Завозиным. Это было просто катание - работа над скольжением. Никаких прыжков, никаких вращений - только шаги. Я заново учился их делать - как маленький ребенок. Крюки, выкрюки, петли, чоктау...

- Раньше, получается, не умели?

Раньше просто никогда не акцентировал на этом внимания. Не говоря уже о таких вещах, как тянуть носок свободной ноги. Для меня это было совершенно необычно и непривычно. Но понимал, что все это необходимо - если вообще на что-то рассчитывать в фигурном катании. Параллельно залечивалстарую травмуспины. Прыгать начал только после того, как Тарасова вернулась в Москву сОлимпийских игр. Тогда же мы начали ставить программы.

В апреле Тарасова уехала в Америку, и пока ее не было, я продолжал кататься с Еленой Германовной (Буяновой. - Прим. Е. В. ), готовился к апрельскому шоу в Лужниках. Не могу сказать, что это была очень напряженная работа - сильно нагружать спину мне пока еще нельзя.

- Переход со срезанных каблуков, на которых вы катались у Мишина, на нормальные ботинки дался вам легко?

Когда стал заниматься скольжением, многие шаги у меня вообще не получались, в силу того что я был "деревянным". Из-за того, что много лет катался на низком каблуке, меня постоянно тянуло назад. В этой ситуации постоянно приходилось думать о том, чтобы удержать корпус, катание же становилось еще более скованным. К моменту начала тренировок у Тарасовой мои старые коньки пришли в негодность - я их в очередной раз сломал, поэтому решил взять простые ботинки и простые лезвия.

- А что, лезвия тоже были какими-то особенными?

Облегченными. Поэтому, собственно, я их часто и ломал - менял за сезон по три-четыре пары.

- Зачем тогда было выбирать облегченную конструкцию?

Я же не сам выбирал. Наверное, для того, чтобы было легче кататься.

Работать на обычных лезвиях мне неожиданно понравилось. Прыжки тоже стали получаться без проблем. Понятно, что первое время ощущения были не совсем привычные - шатало. Но все это быстро прошло.

- То, что работать вам предстоит на катке, где тренируется Максим Ковтун, не доставляет психологического дискомфорта?

Я ведь пришел делать свое дело, а не смотреть на кого-то. Ну да, я видел, как катается Максим, но ведь результат зависит от того, как катаешься ты сам, а не твой соперник. Так что работать Максим мне не мешал, и не думаю, что будет мешать в дальнейшем.

- Когда Ковтун готовился к олимпийскому сезону, он с тренерами сознательно пошел на то, чтобы сделать ставку в своих программах на сложность. То есть на пять четверных прыжков. За счет чего собираетесь "брать свое" вы?

За счет катания, за счет эмоций. Моя задача наданный моментсводится к тому, чтобы максимально подстроиться под те требования, которые сейчас предъявляются к катанию. Программы ведь в этом отношении стали гораздо сложнее, чем были раньше. Они требуют беспрерывных связующих шагов, связок, сложных заходов на прыжки. Нет ни одного прыжка без какой-то "загогулины" - прыгаешь то с ласточки, то с кораблика, то с выкрюка, то с "бауэра". Самое сложное для того Пиноккио, который много лет сидел внутри меня, - привыкнуть именно к этому. Раньше я никогда не делал такого количества сложных шагов в программе. Поэтому в части прыжков мы пока остановились на том, чтобы делать только один четверной.

- Знаю, что в тренировках фигуристы любят пробовать сложные элементы, даже если не собираются включать их в программу. Что самое сложное пытались пробовать вы?

Четверной аксель. Не выезжал, но докручивал.

- Страшно было?

Когда с техникой все в порядке и понимаешь сам механизм прыжка, страха не бывает. Я ж не с балкона иду прыгать? Разницы в количестве оборотов для меня побольшому счетутоже нет - техника ведь не меняется. Заходишь точно так же, отталкиваешься точно так же. Главное - настроить голову на то, что четверной - это на один оборот больше. Вот и вся сложность.

- Насколько, кстати, ваши представления о смене стиля совпали с тем, что получается сейчас?

Начнем с того, что я стал по-другому кататься: свободнее, эмоциональнее. Пиноккио, надеюсь, навсегда ушел в свой шкафчик. Плюс мы "согнули" ноги - от этого катание стало более "низким", плавным и широким. Ушла суета. Соответственно, когда мы взялись за программы, изменившаяся манера катания сама по себе подразумевала иные постановки, чем те, что были раньше.

- Летний отпуск у вас предполагается?

Вообще я за всю свою карьеру никогда не ездил отдыхать. На море был только на сборах. А так, чтобы приехать, пойти на пляж и ни о чем не думать - такого не случалось ни разу в жизни. У Алексея Николаевича это было не принято.

- Но ведь невозможно работать без отдыха?

Ну да, тяжело. Особенно физически. Но я как-то справлялся. Убеждал себя в том, что становлюсь от этого только сильнее. Сейчас же у меня будет две недели перерыва, во время которых я должен хорошенько закачать спину. Так, чтобы вообще о ней больше не вспоминать.

- И с новыми силами продолжить подготовку к сезону?

Ну да. На самом деле я впервые в жизни начал понимать, что такое получать удовольствие от катания. Первое время, когда слышал об этом от Успенского или Завозина, в глубине души думал: какое вообще может быть от этого удовольствие, они что, с ума сошли? А потом вдруг на меня свалилось какое-то невероятное количество новых ощущений. Я начал чувствовать ребра, баланс, наклон корпуса, силу, с которой нога нажимает на конек, отчего ребро становится более "глубоким". Стал чувствовать лед, его отдачу. Возникло даже ощущение, что мы начали со льдом разговаривать. Это так необычно... И так здорово!

Добавить комментарий