Блог
715 0

Dap Drift - карта глубин. Dap Drift - карта глубин Промеры глубин на сурском водохранилище

Dap Drift - карта глубин. Dap Drift - карта глубин Промеры глубин на сурском водохранилище

Мне хотелось продвинуться как можно дальше в понимании взаимосвязи своих результатов и той информации (о рельефе водохранилища, перемещениях рыбы, повадках хищника, его активности и т.п.), которую мне удалось собрать и систематизировать. Результатом проделанной работы стали очертания некой сбалансированной системы поиска судака, в соответствии с которой я осуществляю и поиск, и ловлю рыбу (параллельно с этим более детально изучаю водоем и получаю огромное удовольствие от всего процесса).

Моя система базируется на следующих принципах:

1. Изучение рельефа.

2. Поиск мест обитания судака.

3. Поиск мест выхода судака.

4. Выбор оптимальной тактики.

Рельеф

Чем больше ловлю рыбу на водохранилище, тем больше убеждаюсь в том, что жизнь обитателей водоемов такого типа напрямую связана как с их рельефом, так и с наличием течения. Под рельефом я понимаю фоновый уровень глубин, геометрию, структуру и плотность дна, наличие зон с коряжниками. Рельеф дна водохранилища для рыбы - то же самое, что для людей - наличие домов, дорог, магазинов, школ и т.п. И в большинстве случаев места концентрациии рыбы в водоеме будут четко связаны с зонами, где рельеф меняется. Может наблюдаться почти полное отсутствие рыбы на обширных плесах с фоновой глубиной 5–8 м и очень плотные стаи белой рыбы, «висящие» над бровкой, которая резко сваливается с плеса в русло. И, на мой взгляд, именно рельеф является главной информативной составляющей, позволяющей вычислять места концентрации белой рыбы на водохранилище и, соответственно, зоны стоянок и выходов судака.

Места обитания (стоянки)

Стаи судака выбирают места для своих стоянок далеко не случайно. Проанализировав все варианты мест, которые мне удавалось найти, я пришел к ­выводу, что судаку нужны относительно большая глубина, коряжник или участки жесткого дна по границам свалов и прилегающих к ним поливов. Мои первые шаги к пониманию типичных мест для таких стоянок были сделаны на зимней рыбалке.

Зимой судак мало ­двигается и очень редко выходит за кормом из ямы. Чаще всего за день бывает один-два кратковременных пика активности, в которые он ест практически там, где стоит (т. е. на глубине). В этом случае места стоянки и места его выхода расположены очень близко либо совпадают, поэтому поймать судака зимой чаще всего получается именно в месте его стоянки. Зимой воду обычно сбрасывают примерно на 2,5 м, и рабочими точками на нашем водохранилище становятся коряжники и нижние части бровок русла и затопленных озер с глубинами порядка 4–7 м. И хотя поначалу мне казалось, что летом все меняется: и судак уходит с зимних мест на бугры и более мелкие бровки и поливы, - сейчас я уверен в том, что по открытой воде хищник отстаивается в тех же местах, что и в зимний период.

Летние места выходов

Стоит отметить, что сами границы зон выхода летом определенно смещаются, и ловить судака в ямах и в самых нижних частях бровок приходится намного реже, чем с вершин бугров, поливов или верхних участков бровок (фото 1).

Из-за «большой воды» в летнее время широко распространена ситуация, когда дажеверхняя частьбровки судаковой ямы находится слишком глубоко, соответственно на ней нет кормовой рыбы, точнее она есть, но висит в толще воды на пару-тройку метров выше дна. В этом случае активный судак скапливается на ближайших буграх (эти бугры становятся «золотыми точками») и начинает кормиться в толще воды, практически переставая реагировать на проводку джиговых приманок в придонных слоях.

Также распространены ситуации, когда сами бугры или пупки, где клюет судак, находятся на небольших глубинах на приличном расстоянии от ям или русла, и у нас складывается впечатление, что хищник там обжился, и вовсе не привязан к большим глубинам. Со временем я убедился, что это не совсем так, - просто летом судак во время выходов активно перемещается от мест стоянки к местам охоты.

Эхолот. Ключом к ­пониманию мест, где находятся ­стоянки судака, стала накопленная мною, практика поиска рыбы с помощью эхолота. В нашем водохранилище белая рыба (лещ и ­плотва) ­держится в стаях. Эхолот четко показывает стаи бели, занимающие целые горизонты воды. Глубины, которые предпочитает бель по открытой воде, - 3,5–5 м (фото 2). Когда я пробиваю ямы эхолотом в поисках рыбы, я часто наблюдаю на этих глубинах косяки белой рыбы, а под ней, метров с семи и глубже, эхолот уже рисует разрозненные по одному или по два сигнала от другой рыбы. Эта рыба находится не только глубже, она не собирается в плотные стаи, часто находится в коряжниках, на нижних бровках и границ выходов из ям. И я убежден в том, что это и есть судак в местах своих стоянок! Таким образом, я пришел к пониманию, что потенциальными местами обитания судака на нашем водохранилище являются затопленные русла рек, ручьев, овраги и озера, т. е. места с глубинами больше фоновых глубин с наличием коряжника. Именно на таких участках эхолотом я вижу (нахожу) судака в местах его стоянок, на них же меня ожидала и первая загадка…

Видишь рыбу на мониторе прибора, начинаешь предлагать ей убойные приманки и изощряться с проводками, а поклевок практически нет! Но на самом деле такой результат вполне закономерен, поскольку летний судак в месте стоянки - это мирный, пассивный и отдыхающий хищник, поэтому в 99% случаев он не будет реагировать ни на какие приманки. Когда же судак становится активным, он перемещается в места или зоны выхода, где и начинает кормиться (жадно атакуя как классические джиговые приманки, так и их разновидности, когда хищник поднимается в толщу воды за белью).

Обнаружив первые места стоянок судака, я понял, чем больше у меня будет информации о затопленных руслах рек, ручьев, оврагах и озерах, тем больше мест стоянок клыкастого я смогу найти. Для того чтобы радикально сократить время на обнаружение подобных мест, я озадачился поиском лоции дна водохранилища, а за ее отсутствием карты этой местности до затопления. Лоцию не нашел, а вот карта была найдена в свободном доступе в Интернете и закачена в программу, установленную в мой мобильный телефон (фото 3 и 4). Выйдя с такой картой на воду, я буквально прозрел! Это был мой первый качественный информационный скачок в рыбалке на большой воде. Я стал осознанно пробивать участки затопленных озер и русловых бровок водохранилища эхолотом.

Мест стоянок судака я находил достаточно, но поймать рыбу поблизости от них опять же удавалось нечасто. С позиций знания крупного рельефа водохранилища я стал анализировать известные мне летние рабочие судаковые точки и пришел к любопытному выводу, что ловля с русловой бровки интересна только в средней части водохранилища в русле реки Узы (приток Суры) и в верхней части водохранилища в русле самой Суры, а ниже ­середины водохранилища летние рабочие точки оказывались на буграх и косах. Сравнивая фоновые глубины в разных участках водоема и глубины, на которых были поклевки активной рыбы, я еще раз утвердился в правильности вывода о том, что места ­стоянки и места выхода в разных зонах водохранилища могут находиться на различных глубинах. Глубина мест стоянок судака меняется: чем ближе к плотине, тем глубже может стоять хищник, а глубина мест выхода, т. е. глубина, на которой стоит кормовая рыба, практически одинакова по всему водохранилищу и составляет 3,5–5 м. Поэтому в средней части и в верховьях водохранилища активный судак берет с верхней бровки и соседнего с ней полива, а в нижней его части (приплотинной) - чаще с бугров и кос! Т. е. места стоянок являются главным ориентиром в поиске нашего хищника, а места выхода - целью поиска.

Но здесь я столкнулся с самой сложной задачей. Самые «вкусные» места выхода рыбы, бугры и косы, отсутствуют на карте до затопления, и найти их можно, только случайно прочесывая акваторию. К тому же бугры и косы часто имеют очень сложную конфигурацию, и понять, как они располагаются и где ставить лодку, сканируя их только эхолотом, было очень непросто. В идеале нужна точная карта рельефа дна. Изучив технологии построения лоций, я понял, что в этом нет ничего особенно сложного, а техника для этого (эхолот и навигатор) у меня уже есть. С помощью единомышленников (найденных в Интернете) я изготовил кабель, который во­едино связал эхолот с навигатором (фото 5). Теперь навигатор стал писать в свой трек и глубины. Такие треки содержат точную информацию о глубине на конкретных участках и являются исходным материалом для последующей компьютерной обработки. Технологии постройки карт позволяют быстро изготовить и заливать их в телефон, навигатор или картплоттер (фото 6). Максимум времени и сил занимает лишь процесс получения треков с глубинами - процесс сканирования дна водохранилища, но это делается только один раз для одного участка, а получаемый результат всегда будет стоить приложенных усилий!

До начала строительства карт на рыбалках я много времени тратил на изучение возможностей своего эхолота. Я не разделял мнения большинства знакомых спиннингистов, считавших, что эхолот нужен исключительно для определения рельефа дна и искать с помощью него ­судака бессмысленно. Мой «Матрикс» 47 3D за счет своей конструкции (6 узких лучей по 16˚ расположены перпендикулярно движению лодки с общим поперечным охватом 53˚) имеет минимальные «мертвые» зоны у дна. Он способен давать много достоверной информации о структуре и плотности дна, а также о рыбе, находящейся в придонных слоях даже на сложном рельефе (в коряжнике, на крутых бровках и бугристых участках). Со временем у меня появилась уверенность в том, что в 90% случаев рыба, обнаруженная мною у твердого дна рядом с бровкой или корягой, - это судак (фото 7, выд. красным).

На построенной мной карте дна по сравнению с картой до затопления отлично детализированы потенциальные места стоянки рыбы (русла рек и ручьев, овраги, ­коряжники) и присутствуют все вероятные места выхода: закоряженные бровки и поливы, косы и бугры. С помощью этой карты я ищу активного судака четко по рельефу, прочесывая эхолотом и облавливая джигом самые интересные потенциальные места выхода рыбы. Карта помогает точно вставать на якорь и уже на заякоренной лодке четко ориентироваться, т. е. понимать, где находится бровка или коряжник и куда следует бросать приманку, чтобы провести ее по нужной части рельефа дна. Карта стала новым связующим звеном, вокруг которого теперь строится и навигация, и поиск рыбы эхолотом, и тактика облова точки, и анализ прошедших рыбалок.

Построение карт

Конечно, процесс построения карт довольно трудоемкий и отнимает много времени, но опытным путем я пришел к алгоритму, позволяющему его оптимизировать и совмещать: изучение нового участка водоема, запись треков для построения карты и поиск судака эхолотом с обловом найденных интересных точек.

Описать его можно примерно следующим образом: перед рыбалкой выбираю для изучения интересную мне часть водохранилища (например, участок русла, затоп­ленное озеро или овраг). На воде по топографической карте, залитой в телефон, нахожу нужный участок и начинаю его сканировать. Сканирование - прохождение участка галсами с записью трека навигатором (фото 8–10). Параметры записи трека навигатором нужно правильно настроить. В настройках нужно выставить расстояние или время между точками в треке. Если этого не сделать, автоматическая настройка будет ставить точки только при изменении курса лодки и будет потеряна большая часть информации. Так как настройки навигатора «Гармин» не позволяют задать расстояние между точками менее 10 м, обычно ставлю временной интервал между точками, равный двум секундам. Во время сканирования внимательно смотрю на эхолот. Если вижу крупные коряги, ставлю точку в навигаторе. Очень внимательно разглядываю закоряженные ямы и, если нахожу судака в яме, сразу его ловить не пытаюсь, а запоминаю новое место стоянки на будущее.

Если вижу характерную для активной стаи судака картинку на эхолоте, когда судак расположен на рельефе с твердым дном и глубинами 5–6,5 м, я останавливаюсь, бросаю якорь и облавливаю зону с рыбой несколькими забросами в кильватерный след лодки. Обычно сканирую дно на скорости около 10 км/ч в два прохода. Первый проход сканирую с расстоянием между галсами 25–30 м (т. е. чтобы отсканировать 1 км2 лодка должна пройти около 40 км, а это 4 часа непрерывного движения). Но на практике площадь интересных участков (поворот русла, овраг, озеро) значительно меньше и сканирование прерывается обловом перспективных мест, что делает весь процесс еще более интересным. После того как заканчиваю первый проход сканирования участка, прямо в лодке выгружаю треки и точки из навигатора в ноутбук и в течение 10 минут делаю карту отсканированного участка дна с корягами (фото 11 и 12). Карту анализирую и загружаю в телефон (фото 6). При наличии на участке зон коряжника и изменений рельефа сразу становятся очевидными и интересными для облова на нем места - потенциальные точки выхода рыбы. Второй проход делаю с расстоянием между галсами уже около 7–10 м (стараясь проходить только наиболее интересный рельеф и не плыть по уже сделанным трекам). Так как уже пройденные треки есть в навигаторе, между ними можно легко проходить, уплотняя информацию на нужных участках карты. Если нахожу новые крупные коряги, не отмеченные точками, ставлю в навигаторе дополнительные точки. После второго прохода делаю окончательную версию карты, и результатом рыбалки становится не только пойманная рыба, но и «трофей» в виде детальной карты глубин с корягами очередного изученного участка водохранилища! Время и силы, потраченные на построение таких карт, с лихвой окупаются детализаций и глубиной той информации, что становится доступна для анализа.

Стратегия ловли

В этом сезоне, планируя рыбалку, я поделил время примерно на три равные части. Часть времени потратил на проверку точек, работавших на прошлых рыбалках, часть - на поиск судака по своим картам дна с коряжниками, на ранее отсканированных участках, часть - на сканирование новых участков с обловом найденных интересных мест. Такой подход внес в рыбалку разнообразие и показал неплохой результат: скорость изучения водохранилища выросла на порядок, стали стабильнее уловы, найдены новые рабочие точки. Собранные данные о рельефе можно просматривать в компьютере в 3D-формате (фото 13), а со временем такие объемные картинки откладываются и в голове. И потом, когда мы ловим джигом, на участках, отмеченных в карте, и получаем информацию о рельефе через приманку, сама память уже подставляет объемную 3D-картинку рельефа, а воображение рисует дно и движение приманки на нем. Меняется и восприятие технической стороны процесса ловли, и сама рыбалка на большой воде становится еще интереснее (фото 14)…

Тактика ловли

Хотелось бы еще остановиться на нескольких нюансах, которые определяют действия рыболов, например, определение активности рыбы, выбор приманок и снастей, схемы облова известных точек, реакция на погодные условия и т.д. Это вопросы тактики, от которых зависит успех рыбалки.

Активность рыбы. Очень важно правильно определить общий уровень активности рыбы в день рыбалки и выбрать соответствующий подход к ее поиску. Я определяю активность рыбы, быстро обловив 2–3 рабочих точки в самом начале рыбалки. Если поклевки есть, рыба активна. При активной рыбе я трачу максимальное количество времени на прочесывание потенциальных мест выхода на новых отсканированных участках водохранилища, а сканированием вообще не занимаюсь. Именно в эти дни судак ловится почти везде, и есть шанс найти его там, где еще не ловил. Эти «золотые дни» рыбалки становились лучшими в моей жизни! Если рыба с утра не активна и волна позволяет, я несколько часов трачу на сканирование дна неисследованных участков водохранилища. В часы пик, максимально вероятные для выхода рыбы, я прерываю сканирование и продолжаю облавливать следующие рабочие точки в надежде на выход судака. И так весь день: переключаюсь со сканирования на поиск и облов и возвращаюсь к сканированию.

Прочесывание интересных мест эхолотом или облов джигом. Это два способа поиска активной рыбы в месте ее выхода, которыми я пользуюсь. Первый хорош при глубинах на точке более 5 м. В этом случае судака чаще всего видно на дне под белью (фото 15, выд. красным). Также с помощью эхолота можно понять, есть ли вообще какая-нибудь рыба на точке. Если ее нет, значит, нет ни корма, ни хищника. Если глубина на точке не превышает 5 м, хищник и бель могут стоять практически в одном горизонте, и понять, есть ли судак на точке, даже эхолот не поможет. В этом случае облавливаю точку джигом. Причем стоит отметить, что облов джиговыми приманками бугров на небольших глубинах предпочтительнее, поскольку при сканировании точки эхолотом судака можно насторожить даже звуком лодочного мотора. При такой обработке пупков я использую тяжелые джиг-головки и активные проводки, что позволяет максимально увеличить скорость поиска и гарантированно обнаружить активного стайного судака.

Погода: ветер, температура, давление. Четкой зависимости активности судака от погоды у меня нет, но частенько мне удается предсказать так называемую погоду пролета (пассивное состояние клыкастого). Не любит наш сурский судак штиль, резкое падение давления и изнуряющую жару.

Ветер - очень важный ­фактор для рыбалки на большой воде. Если он дует вдоль водохра­нилища со скоростью ­порядка 5–6 м/с, то разгоняет большую волну, и ловля с лодки становится некомфортной, а вот при его скорости более 7–8 м/с нахождение на воде уже опасно для жизни! Сильный прибой­ный ветер ­дополнительно затрудняет сброс и подъем лодки.

В жизни города Пензы огромную роль играет возведенное в прошлом веке водохранилище на реке Сура и Сурский гидроузел, включающий в себя плотину и водорегулирующую часть. Предлагаем прогулку в окрестностях плотины и водохранилища и познакомим Вас немного с историей создания этого масштабного проекта.

Водохранилище и плотина на р.Сура расположена в 10 км к югу-востоку от г.Пензы. Основное назначение построенного Гидроузла- регулирование стока р.Суры в целях полного и бесперебойного обеспечения водой всех промышленных и хозяйственных нужд г.Пензы. Вторым важным назначением является орошение сельскохозяйственных угодий на площади до 40 га, что обеспечивает получение высоких и устойчивых урожаев независимо от метеорологических условий.

История создания водохранилища

Город Пенза в 60-е годы активно развивался и строился. Росли кварталы, реконструировались существующие заводы и фабрики, набирали темп нове предприятия. В 1957 году закончилось строительство города-спутника Заречного. Поэтому потребность в воде, как для питьевого, так и для промышленного назначения постоянно увеличивалась. До ввода в эксплуатацию водохранилища забор воды осуществлялся русловым водозабором из реки Суры в районе поселка Терновка. Объем забираемой воды составлял 150 тыс. м 3 в сутки. Согласно генплана к 1995 году количество жителей Пензы должно было увеличиться до 700 тыс. человек, а водопотребление достигнуть 500 тыс. м 3 в сутки. Кроме того, прежние водозаборные сооружения работали неустойчиво, особенно в летний период, когда уровень воды в Суре резко снижался. Все это предопределило строительство Пензенского водохранилища.

Строительство

Прежде чем начать работы, необходимо было решить ряд проблем. Во-первых, подготовить территорию- вырубить и вывезти лес, перенести линии электропередач, демонтировать сельскохозяйственные объекты и переселить людей из зон подтопления. Во-вторых, оперативно обеспечить техникой, материалами и кадрами стройку. В связи с тем, что основным назначением будущего водохранилища являлось обеспечение городов Пензы и Заречного водой, было необходимо тщательное проведение ряда санитарно- гигиенических и природоохранных мероприятий в зоне затопления и в верхнем течении р.Суры. Первоначально была проведена лесоочистка на всей площади чаши водохранилища, в санитарных зонах у населенных пунктов выполнена выкорчевка пней. В зоне влиния водохранилища находились восемь населенных пунктов: Камайка, Алферьевка, Козеевка, Ленинка, Борок, Усть-Уза, Смычка, Старая Яксарка. Требовалаось срочно переселить 2 135 человек на новое место жительство. Для этого было построено 25 022 м 2 жилья в четырех новых поселках. Из зоны затопления были вынесены все животноводческие помещения, скотомогильники, кладбища и выполнена санитарная обработка территорий. Люди работающие на «стройке века» трудились с необычайным энтузиазмом. Строительство Сурского гидроузла было осуществлено за 99 месяцев, с октября 1969 по декабрь 1978 года. Объем работ был настолько велик, что люди трудились круглосуточно, буквально ежедневно совершая трудовые подвиги. Численность работающих на строительстве в пиковый год достигало- 800 человек! Настоящим праздником для гидростроителей стал день 29 июня 1976 года, когда состоялось перекрытие русла реки Суры в створе плотины. С этого момента воды реки Суры пошли по новому руслу.

Объемы основных работ при строительстве Пензенского водохранилища:

Укладка песчаного грунта путем намыва земснарядом- 3,5 млн.м 3; - суглинистое ядро- 300 тыс.м 3; - бетона и железобетона- 9 200 тонн; - монтаж металлоконструкций- 915 тонн; Общая стоимость всех объектов водохранилища- 45,3 млн. руб.

Водохранилище:

а) многолетнего регулирования с полной емкостью 560 млн. м 3 б) средняя глубина 5,1 м в) полезная емкость- 490 млн. м 3 воды. г) протяженность 32 км д) ширина до 3-4 км е) площадь зеркала 110 км 2

Гидроузел:

а) бетонная водосливная плотина длиной 120 м с семью пролетами. б) глухая земляная плотина высотой до 20 м, с шириной гребня 12 м и длиной 2 841 м. в) донный водовыпуск для пропуска воды в русло старой Суры, состоящей из железобетонных трубы и башенного оголовка. Гидроузел на реке Сура введен в эксплуатацию 29 декабря 1978 года.

Информация подготовлена по материалам, предоставленным МОУ СОШ с. Алферьевка. http://alfmus.narod.ru/page3.htm

Немного видео о стоительстве появилось https://www.youtube.com/watch?v=IXsyWSw1hls

В фотоальбоме тайника размещены исторические фотографии строительства Сурского гидроузла.

Карта глубин (лоция) Сурского водохранилища, которое расположено в Пензенской области на реке Суре в 10 километрах восточнее города Пензы. Приложение разработано специально для рыболовов с учетом их пожеланий и потребностей: старое русло, русловые бровки, твердость дна, затопленные овраги и озера, бывшие дороги и деревни. Теперь нет необходимости тратить время на поискрыбных мест. Используйте все свободное время для ловли рыбы.

Карта покрывает площадь водохранилища от административного центра села Камайка и «Сахарного» оврага, до села Усть-Уза и бывшего поселка Смычка Шемышейского района. - 16 цветовых градаций глубины; - привязка GPS; - отображение местоположения; - указание направления движения; - минимальный масштаб 20 метров; - ежегодные бесплатные обновления; - возможность принять участие в разработке и деталировке лоции.

Обратите внимание: зимний уровень водохранилища на 2.5 метра меньше летнего.

Важно! После скачивания приложения запустите его как минимум один раз при доступном интернете, чтобы приложение смогло сохранить состояние покупки. Тогда при последующих интернет не потребуется.

Добавить комментарий