Блог
398 0

Горбунов г д общая психология. Консультант по стратегическому продвижению оксана анатольевна будза

Горбунов г д общая психология. Консультант по стратегическому продвижению оксана анатольевна будза
«Лечи мальчику голову», - сказала Татьяна Тарасова после провала на последнем «Гран-при России» тренеру фигуриста Константина Меньшова. Через пару месяцев Меньшов стал чемпионом страны. К этому и множеству других спортивных чудес приложил руку профессор психологии Геннадий Горбунов.

СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

«Лечи мальчику голову», - сказала Татьяна Тарасова после провала на последнем «Гран-при России» тренеру фигуриста Константина Меньшова. Через пару месяцев Меньшов стал чемпионом страны. К этому и множеству других спортивных чудес приложил руку профессор психологии Геннадий Горбунов.

Через месяц исполнится 40 лет, как Геннадий Горбунов работает со спортсменами: впервые он поехал на Спартакиаду народов СССР в 1971 году. А с 1975 года работает со сборными страны. Начинал с плавания, через него прошли все наши чемпионы и призеры Московской Олимпиады. Потом работал с велосипедистами, легкоатлетами, футболистами. С фигуристами, по собственному признанию, начал сотрудничать потому, что питерская Академия фигурного катания находится в нескольких минутах ходьбы от дома. Сказывается возраст.

«ПОЛУЧИ КАЙФ ОТ ПРОКАТА»

На чемпионате мира в Москве я работал с Ксюшой Макаровой и Аленой Леоновой, - рассказывает Геннадий Дмитриевич. - После короткой программы Алена подошла ко мне и попросила, чтобы вечером я провел сеанс. Я пришел в гостиницу, сеанс был недлинным. Я ей сказал: «Ты будешь засыпать, но борись со сном, будь в дремоте, плавай». Провел сеанс на восстановление на 30 минут в трансовом состоянии.

- Установку на произвольную программу давали?

Которая едва не принесла Аленебронзовую медаль? А как же! Смысл сеанса в том и состоял, чтобы она одинаково удачно выступила в обеих программах. Сплошь и рядом бывает: в короткой фигурист первый, в произвольной – десятый. Или наоборот. Понятно, что это не проблема подготовки, а психического управления.

- Не раскроете секрет, что именно вы говорите?

- Давно работаете с Леоновой?

С Аленой мы начали сотрудничать три года назад. Я ей рассказал о ритуале предсоревновательного поведения, объяснил основные приемы. Начал с мягкого погружения, релаксации, потом стал углублять, вводить в трансовое состояние. В конце концов перешел к гипнозу. В глубинном погружении она все воспринимает по-другому.

Чемпион мира и Европы в плавании Станислав Донец рассказывал, что вы даете установку не на выигрыш медалей, а на хорошее выполнение своей работы.

Правильно, все то же самое я говорю и фигуристам. Есть, конечно, нюансы. В плавании нет необходимости отвлекаться на эстетическую составляющую, что приходится делать вфигурном катании. Поэтому фигуристов я направляю на одно: «Получи кайф от проката. Если ты получишь удовольствие, то его получат все: зрители, судьи, папа с мамой».

Когда фигуристы ко мне приходят, пишут фамилию, имя, год рождения, у кого тренируются, я их сразу провоцирую: «Опиши старт, на котором ты получил наибольшее удовольствие». Вне зависимости от результата. Восторг запоминается не столько головой, сколько телом. Если ты его будешь помнить, то к другому старту ты тело подготовишь должным образом.

У меня есть подход, который я использую везде, особенно с фигуристами. Волнения нет, говорю я. Даже слова такого нет. Убрали волнение. У нас есть вдохновение, воодушевление и восторг. Таким образом, вместо одного «в» мы получаем три других.

- Как очевидец могу сказать, что восторг – это как раз то, что испытывала Леонова после прокатов.

Конечно! Главное - вызвать у нее соответствующую реакцию. Но важно, чтобы эмоции не захлестнули, иначе она может потерять контроль, особенно в прыжках. Восторг – это энергетическая подпитка. Она умудрилась сделать так, что подпитывала себя от начала до конца.

«С МАКАРОВОЙ СЕРЬЕЗНО ОШИБСЯ»

- У Макаровойкороткая программатоже удалась. А что случилось в произвольной?

Мы это детально обсудили и с ее тренером Евгением Рукавицыным. Но я это озвучить не могу. Считаю, что в одном месте я серьезно ошибся. Ксению надо было восстановить вечером после короткой, но она не проявила желания. Долго разговаривала по телефону с мамой. Я ждал, не настаивал. Зря. С Ксюшей, конечно, у меня контакт меньше, она же всего несколько месяцев как живет в России. Я не стал рисковать, поскольку не знал, к чему приведет мое вмешательство.

Был, правда, еще один вариант помочь ей: если бы я смог пообщаться с ней прямо перед выходом на лед. Ведь 55 минут между разминкой и стартом – это очень много. Но попасть в зону, где фигуристы находятся перед прокатом, я не мог. Поэтому моя задача на ближайшее будущее – создать запись с установками фигуристам, чтобы они могли слушать ее перед выступлением.

- В чем же секрет успеха Леоновой?

Все построено на нескольких основных позициях. Первое – любой человек, когда с ним работаешь, должен быть готов к изменениям. Нельзя заставлять спортсмена идти к психологу. Не хочет – не надо, все равно такой труд будет бесполезен. Второе – продолжение первого: задача специалиста, занимающегося психологией влияния, – создать у своего подопечного веру, ощущение чуда. Если это есть, то любые дальнейшие действия оказываются полезными.

Даже языковой барьер не имеет значения: на Филиппинах тренер привел ко мне парня со словами: «Он совсем растренирован, сделайте что-нибудь». Я провел с ним лишь один сеанс внушения, и он стал чемпионом Азии. Тренер был в шоке: «Что вы с ним сделали?» «Ничего, – отвечаю. – Он просто в меня поверил».

«СТРАХ СИДИТ В ПОДСОЗНАНИИ»

- Изменяется ли ваша методика работы в зависимости от вида спорта?

Когда начинал работать с велосипедистами, не знал специфику вида, не понимал, что им надо сказать. Собирал сведения у тренеров, спортсменов. Писал нужные слова, потом шел к Александру Кузнецову (главному тренеру сборной СССР. – Прим. ред. ) и сверял с ним. Только после этого начинал писать «инструмент воздействия». Работа над 5-7 строчками длится неделю, иногда две. Причем в этой фразе должны быть слова, которые используют спортсмены. Когда выработан инструмент, можно начинать влиять.

То же самое я сделал в фигурном катании: расписал состояние спортсмена, который готовится к прыжку. Потом Тамара Николаевна Москвина, Евгений Рукавицын внесли коррективы. Просил и Мишина. Но с ним мы так и не смогли встретиться и все обсудить. Показывал фигуристам – Саше Смирнову, Косте Меньшову. Когда «инструмент» был готов, начал оттачивать его под гипнозом. Это не значит, конечно, что все будут прыгать безошибочно. Методика направлена на то, чтобы уменьшить вероятность падения или плохого приземления.

- А зачем вообще нужно вводить человека в состояние транса, гипнотизировать?

Очень часто в психологии влияния ориентируются на рациональный интеллект, на сознание. Но, если человек испытывает тревогу, страх, особенно перед соревнованиями, ты ему можешь сто раз сказать «Заканчивай, не беспокойся!». А что толку? Тревога сидит в подсознании.

Моя работа строится на том, что я сначала что-то рассказываю – но это лишь четверть дела. Потом я погружаю его в соответствующее состояние и повторяю то же самое. Иногда импровизационно, иногда говорю заготовленные фразы. Как стихи – одно и то же, одно и то же. Закладываю глубинную установку, которая всплывет, когда нужно. Это может быть либо спокойствие и уверенность, либо собранность и мобилизация – вразных видахспорта по-разному.

«ГАЧИНСКИЙ НЕ ГОТОВ К ИЗМЕНЕНИЯМ»

- С кем еще из фигуристов работаете?

Несколько раз встречались с Сашей Смирновым. Ему я подарил книгу и записьаутогенной тренировки. И он сказал, что этого ему достаточно. Слушает запись перед выступлениями. С Юко (Кавагути. – Прим. ред. ) я занимаюсь больше: она звонит, я приезжаю на каток, и мы с ней общаемся.

С год назад был у меня Артур Гачинский. Но это тот случай, когда человек пока оказался не готов к изменениям. Он не прочувствовал меня. Мишин формирует людей самодостаточными. Артур может прийти ко мне, только если Алексей Николаевич скажет, что нужно что-то подправить. Но сейчас, после его успеха, он вряд ли придет. Ведь есть такое неверное представление, что если спортсмену нужен психолог, то это слабый спортсмен.

- Насколько известно, эта фраза принадлежит знаменитому тренеру по плаванию Сергею Вайцеховскому.

С Вайцеховским мы были знакомы с 60-х годов, когда он еще занимался пятиборьем. И мне он говорил: «Гена, были у меня всякие психологи. Не верю я вам, шарлатанам». Но прошло время, он увидел результаты моей работы и изменил точку зрения. «Что ж вы ругаете психологов, - ему говорили, - а Горбунов вон сколько лет у вас работает». «Не путайте, - отвечал он, - Горбунов - это совсем другое дело».

- Правда ли, что состояние олимпийского чемпиона Сальникова во время длительного заплыва было близко ко сну?

Нет, он не спал. Это было трансовое состояние, то есть предельная раскованность и раскрепощенность, сочетающиеся с максимальной собранностью и мобилизацией. Это вариант сомнамбулизма, когда человек становится ловким, как обезьяна. Но не дай бог его разбудить, сразу возникает страх. Зачастую глубинные позитивные вещи – вдохновение, творческий подъем – возникают именно в состоянии транса. На дистанции, когда человек входит в это состояние, особенно в циклических видах спорта, мышцы работают предельно экономично и появляется удивительная координация движений.

Говорят, что 14-кратныйолимпийский чемпионМайкл Фелпс слушает перед заплывами такие же записи, какие вы дали Александру Смирнову?

Достоверно вам никто не скажет. Американцы, да и многие другие, скрывают не только методики, но зачастую и людей, которые работают. Бывали случаи, когда я видел человека на соревнованиях, знал его по другим делам, знал, что он психолог. Спрашивал у американцев, чем он занимается, а они говорили, что это тренер. Фактов у меня нет, но если исходить из принципов, по которым работают американцы, то там точно есть психолог. Потому что, когда человек выходит на такой уровень, невозможно, чтобы он обходился безспециальной подготовки.

«С ЖЕНЩИНАМИ РАБОТАТЬ ПРОЩЕ»

- Были случаи, когда вы оказались не в силах помочь?

Конечно. Но, даже если человек за время нашей работы прибавил в результате полбалла или полсекунды, считаю, что работа была удачной.

- Бывают совершенно не поддающиеся гипнозу люди?

Сколько угодно. Гипнабельных людей в мире около 15 процентов. Но все способны входить в транс. Когда человек во время сеансов входит в транс пять, семь, десять раз, у него увеличивается внушаемость. И тогда я начинаю использовать гипноз.

- С кем проще работать - с женщинами или с мужчинами?

Мне с женщинами проще. Мой характер общения, личностные особенности больше импонируют женщинам. Мужчинам тоже, но особого склада: если это тафгай, то он вряд ли ко мне придет, я больше работаю с людьми интеллигентного склада.

Борис Спасский говорил Рудольфу Загайнову, что психолог вынужден быть душевной проституткой: постоянно подстраиваться под личность спортсмена, тренера. Вы согласны?

А почему журналистам этот ярлык не пришить, скажем, врачам и психотерапевтам? Конечно, хочешь или не хочешь, а иногда закручиваешь человеку мозги, лишь бы снять напряжение. Приходится, скажем так, лукавить. Меня иногда спрашивают: «Кем ты работаешь?», я говорю: «Кровельщиком, крыши ставлю на место».

По поводу Загайнова. Как вы считаете, история с гибелью Юлии Арустамовой сильно ударила по реноме спортивных психологов?

Загайнова я знаю более 40 лет. Он очень хороший психолог. Но на вопросы о нем я не отвечаю.

- Насколько, по вашей оценке, сборные России сейчас обеспечены психологами?

Если я дам такую оценку, меня побьют, - смеется Горбунов. – Специализация «Спортивный психолог» сохранилась в университете Санкт-Петербурга. Не знаю, сколько там было выпусков. Десять, пятнадцать... Но этих людей не видно в спорте.

Недавно на меня вышли люди из Медицинского управления, которые получили задание подготовить к Играм в Лондоне, а дальше к Сочи каждой сборной команде по психологу. Речь шла о том, что я буду готовить психологов в спорте. Спрашивали, сколько я хочу получать, но потом все успокоилось. А кадров-то нет. Точнее, хорошие психологи есть, но такие люди сразу оказываются в бизнесе и получают там достойную зарплату. А средние и тем более слабые психологи в спорте не нужны.

- То есть в ближайшем будущем уровня США или Китая в плане психологической подготовки нам не достичь?

Вы приезжайте на соревнования, к примеру, по плаванию. Там вдоль бортиков наравне с врачами, массажистами ходят люди с надписью «Psychologist» на спине. А у нас попробуйте пробить место для психолога в делегации. Мне в свое время предлагали кресло психолога Спорткомитета СССР. Я сказал: «Ни за что, потому что сейчас руководитель понимает значение психологии, а что будет завтра?»

Что делать, известно: ввести должность штатного психолога во всех сборных, дать людям хорошую зарплату. Но этого же и близко нет!..

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Геннадий ГОРБУНОВ

Мастер спорта по плаванию. Доктор педагогических наук, профессор, академик Международной академии психологических наук.

Работал со сборными СССР и России по плаванию,легкой атлетике, велоспорту, фигурному катанию.

А КАК У НИХ?

МЫ ПОЗАДИ ДАЖЕ НИГЕРИЙЦЕВ

С командой Китая на Олимпиаду-2000 в Сидней приехали 60 психологов, со сборной Соединенных Штатов – 30. Англичане привезли восемь специалистов, немцы – шесть, французы – пять. Свой психолог был даже у нигерийцев, правда, американец. В российской олимпийской команде не было ни одного психолога.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

МАТЧ КАРПОВ – КОРЧНОЙ ПРЕВРАТИЛСЯ В ВОЙНУ ГИПНОТИЗЕРОВ

Зачастую вокруг работы психолога разгораются скандалы, а шахматный матч за титул чемпиона мира в 1978 году между Анатолием Карповым и Виктором Корчным, проходивший в филиппинском Багио, вылился в настоящую психологическую войну. В команде Карпова за психологическую подготовку отвечал Владимир Зухарь. Он постоянно приходил на партии, садился на одно и то же место в первых рядах и, по словам Корчного, гипнотизировал его.

Сначала люди из команды Корчного садились перед Зухарем, пытаясь загородить шахматиста от взгляда «гипнотизера», потом соперник Карпова потребовал пересадить психолога на задние ряды. Ничего не помогало: в матче до шести побед Карпов вел в счете 5:2, а Корчной во всех своих ошибках обвинял Зухаря. И тут на помощь диссиденту Корчному из Америки приехали два парапсихолога, выпускники Гарварда, которые занялись нейтрализацией Зухаря.

«Честное слово, – говорил впоследствии Корчной, – я не верил никогда в чертовщину, но в этом что-то было!» При психологической поддержке он выиграл подряд две партии, затем была ничья и еще одна победа Корчного. При счете 5:5 советской делегации удалось добиться выдворения американцев-парапсихологов с Филиппин, и в первой же последовавшей за этим партии Карпов одержал решающую победу.

МНЕНИЕ ТРЕНЕРА

Тамара МОСКВИНА, тренер Юко Кавагути и Александра Смирнова:

– Роль психолога в спорте очень велика. Еще будучи студенткой Института имени Лесгафта, я выучила много психологических приемов, которые использую до сих пор в своей работе. Геннадий Дмитриевич Горбунов очень много и активно занимался с Юко и Сашей. Во время подготовки к чемпионату мира в Москве я тоже обращалась за помощью к нему. Хотела, чтобы приемы, которые я собиралась донести до них, были сказаны третьим лицом и, может быть, другими словами.

МНЕНИЕ СПОРТСМЕНА

Лариса ИЛЬЧЕНКО,олимпийская чемпионкапо плаванию:

– Мы познакомились с Геннадием Дмитриевичем в 2006 году. Команда готовилась к чемпионату мира, и Горбунов должен был помочь справляться с тяжелейшими нагрузками. Честно скажу, как и большинство, я отнеслась к психологу с недоверием. Геннадий Дмитриевич это почувствовал и первый спросил: «Ты мне не веришь?». А потом рассказал случай, как один спортсмен тоже ему не верил. И тогда он усыпил его, вывел на лестницу и разбудил на самом краю. Так же и со мной: Горбунов посадил меня на краешек кровати и усыпил. Проснулась я, только когда прозвенел будильник на вторую тренировку. И тогда я сразу ему поверила.

Горбунов Геннадий Дмитриевич (1938) — доктор педагогических наук, профессор, академик Международной академии психологических наук, почетный работник высшего образования России. 12 лет избирался членом Директората Европейской федерации психологов спорта. Более 40 лет работает практическим психологом в спорте высших достижений.

В 1960 году окончил Львовский государственный институтфизической культуры, мастер спорта по плаванию.

В 1966 году окончил аспирантуру кафедры психологии ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта, защитилкандидатскую диссертациюпо психологии спорта.

С 1970 по 1995 года успешно совмещал преподавание психологии с работой практического спортивного психолога в сборных командах СССР по плаванию, легкой атлетике, велоспорту. Разработал авторскую теорию и методику психорегуляции состояний высококвалифицированных спортсменов с использованием гипноза и методов биоэнергетики.

С 1992 по 1998 года заведовал кафедрой психологии СПбГАФК им. П.Ф. Лесгафта.

1994 году успешно защитил докторскую диссертацию на тему: «Психопедагогика физического воспитания и спорта».

1995 году избран член-корреспондентом, в 2004 году — действительным членом БПА по секции интенсивных методов обучения (СИМО). С 1995 по 1999 года являлся руководителем отделения психопедагогики Балтийской Педагогической Академии, созданной по его инициативе.

В 1996 признан лучшим лектором в своей области на профессорских чтениях одного из Всероссийских межвузовских фестивалей и является автором книги «Психопедагогика спорта», получившей золотую медаль как лучшая научно-исследовательская работа в области спорта.

Много лет представлял нашу страну в Европейской Федерации психологии спорта (FEPSAK), успешно работал за рубежом в качестве спортивного психолога национальных команд многих стран. В течение пятнадцати лет был членом научно-методического Совета Общества «Знание».Долгое времяпринимал участие в качестве консультанта в телевизионной программе «Музыкальный ринг».

Книги (2)

Психопедагогика спорта

Книга представляет собой дидактически обработанный опыт специалиста, полжизни проработавшего практическим психологом в спорте высших достижений, а полжизни — в вузовской аудитории.

Она посвящена практическим вопросам психологии воздействия с позиций воспитательных задач педагогики спорта. В ней раскрывается содержание психологического обеспечения подготовки спортсмена по схеме: изучить — рекомендовать — обучить — помочь. Рассматриваются особенности спортивного характера и пути его совершенствования.

Даются проверенные в спортивной практике варианты релаксации, внушенного отдыха, аутотренинга, транса, гипноза, вербально-музыкальной и других видов психорегуляции.

Описываются многочисленные способы саморегуляции, предлагаются тексты рекомендаций, внушений и самовнушений в виде конкретных практических руководств.

Радуйся честной победе

Вред и опасность потребления наркотиков, а также допинга — факт общеизвестный. Но, как показывает опыт, некоторые люди все равно прибегают к такому поведению, даже прекрасно зная о его негативных последствиях.

Почему же так происходит? Какие уязвимые стороны нашей психики оказываются затронуты, когда личность начинает действовать во вред себе, чем обусловлены пробы подобных препаратов, почему они вызывают труднопреодолимую зависимость, что можно этому противопоставить? Понимание таких механизмов —важное условие, позволяющее обезопасить себя и окружающих от риска зависимого поведения.

Книга адресована подросткам и молодежи, будет интересна также специалистам, занимающимся вопросами антинаркотической и антидопинговой профилактики.

Сегодня вгостях у газеты «Экспресс-недвижимость» - психолог с многолетним опытомоказания «скорой психологической помощи» Сборным СССР по плаванию,легкой атлетике, велотреку, спортсменамфутбольного клуба«Зенит», который в течение двенадцати летпредставлял СССР в Европейской Федерации психологов спорта. В числе егоподопечных немало чемпионов и призёровОлимпийских игр, чемпионатов Мира иЕвропы. Сегодня он поделится с нашими читателями рецептами психологическогоздоровья, а также некоторыми интересными случаями из своей обширной практики,накопленной за годы работы в различных регионах земного шара. Знакомьтесь – Геннадий Дмитриевич Горбунов

«Из «досье»:

Горбунов Геннадий Дмитриевич. Докторпедагогических наук, профессор, академик Международной академии психологическихнаук, Почётный работник высшего образования России. С 1971г. совмещает преподавательскуюдеятельность с работой практическогопсихолога в спорте высших достижений, ас середины 90-х годов и с работойпсихолога-консультанта в бизнесе (Personal Coach).По вопросам самопознания, саморегуляции, самосовершенствования и достижениявершин профессионализма вёл семинары и читал лекции во многих городах СССР,России и более чем в 10 странах мира. Заведующий кафедрой психологии Академииим. Лесгафта (1991-1998). В течениепятнадцати лет - член научно-методического Совета Общества «Знание».Долгое время принимал участие в качестве консультанта в телевизионной программе «Музыкальный ринг». В 1996 г.он признан лучшим лектором в своей области на профессорских чтениях одного изВсероссийских межвузовских фестивалей иявляется автором книги «Психопедагогикаспорта», получившей золотую медаль каклучшая научно-исследовательская работа в области спорта. СейчасГеннадий Дмитриевич ведёт в «Адвексе»учебный курс «Психологические основы профессионализма риэлтера».

Овере, прошлых жизнях, филиппинских хилерах и не только

В течение трёх лет ГеннадийДмитриевич был психологом Сборныхолимпийских команд Филиппин. Находясь на Филиппинах, он не побоялся лечь на стол к местному хилеруи пройти у него сеанс лечения, который фиксировался на камеру. Примечательно,что во время съёмки фотоаппарат работал исправно, но после проявки плёнка оказаласьзасвеченной. Болезнь уха, котораяпослужила поводом для обращения к хилеру, после сеанса прошла. ГеннадийДмитриевич убеждён, что вылечить её помог механизм самовнушения, частосрабатывающий в случаях внезапных излечений, а также вера пациента в то, что его вылечат: «Лечит не хилер,лечит вера». При этомон убеждён, что феномен настоящих хилеров существует так же, как идругих целителей, использующих нетрадиционные методы лечения. Другое дело, чтонастоящих профессионалов, людей одарённых от Бога, не много. Так же, как и влюбой другой сфере деятельности здесь есть шарлатаны. Но даже и в случаеобращения к лже-целителю у больного всегда есть шанс выздороветь при помощивключения механизма самоисцеления, основанного на глубокой вере в то, что еговылечат. Постепенно беседа перешла в русло «непознанного имистического» в сфере психологии. Геннадий Дмитриевич придерживается тоговзгляда, что, чем больше учёный познаётв своей научной сфере, тем реальнее длянего становится существование Создателя. Существует определённый предел визучении «непознанного», который устанавливает сам Бог. Выход за этот предел опасен для человека. Немало удивительных случаев было и в его собственнойпрактике. Например, ученица ГеннадияДмитриевича в состоянии гипноза (вовремя эксперимента велась аудио-записьвсего происходящего), поэтапно под егоруководством прошла через разные возрасты;«нашкольном этапе» - продемонстрировала почерк, идентичный своим записям в тетрадке в первом классе(было проведено сравнение); в «детсадовский период» - изменился голос, ииспользуемыйсловарный запасстал детским. Но самым удивительным стало«возвращение» в период 2-3 недель от роду. Именно на этом этапе испытуемая,находясь в состоянии гипнотического транса, проявила признаки сильногобеспокойства, заплакала и сталажаловаться на боли в руке. Как выяснилось позже при общении с родителямидевушки, именно в указанный период у ребёнка был вывих руки, который врачи быливынуждены вправлять без применения анестезии из-за очень юного возрастапациентки. Этот факт служит очередным подтверждением того, что наша нервнаясистема «запоминает» абсолютно всё, чтопроисходит и хранит информацию где – то «на задворках» сознания в течение всейжизни человека. Опытный специалист, применяя специальные практики, может помочьпациенту её извлечь, если это необходимо для нормализации психическогосостояния. Ещё одним уникальным эпизодомэтого эксперимента стало то, что при прохождении этапа «до рождения» девушкавдруг заговорила на странном языке. Впоследствии при прослушивании аудиозаписиспециалистами было выявлено, что она говорила на смеси эстонского истаро-финского языков. Сама испытуемая жила в Таллинне и эстонский язык знала,но вот язык, на котором она говорила в состоянии гипнотического транса был еймалознаком! Что это, необъяснимое совпадение или факт, подтверждающий теориюсуществования прошлых жизней, а также возможности при определённых условиях оних «вспомнить»? Геннадий Дмитриевичпредполагает, что в данном случае стал свидетелем того, как «нервная системавспомнила прошлые жизни», т.е. сработала генетическая память. В качествепримера других исследований в этойобласти он приводит работы К.Г.Юнга, посвящённые коллективномубессознательному. Впоследствии этот случай изучался ианализировался и даже лёг в основу магистерской диссертации, выполненнойучастницей этого опыта. Геннадий Дмитриевич многократнопроводил опыты «погружений» в состояние «психобиоэнергетического транса» нетолько в нашей стране, но и в Испании,Финляндии и на Филиппинах. Из-за языкового барьера они проходили без примененияречевых установок, и, тем не менее, методика работала. Достаточно нескольких энергетических пассов руками, чтобы человек погрузился вособое изменённое состояние. В некоторых случаях, находясь в трансе с закрытымиглазами, человек может следовать за движениями рук гипнотизёра, чувствуя их за2-3 метра. Для осуществления ввода пациента в транс Геннадий Дмитриевич разработал специальное звуковоесопровождение, напоминающее медитативные мантрыбуддийских монахов.

Тренинг. Впечатления очевидца

ГеннадийДмитриевич на занятиях любит приводить в пример метафоры, легко и судовольствием цитирует восточных мудрецов и Мишеля Монтеня. Его занятиявоспринимаются не как учёба, а как простая доверительная беседа с мудрым и сопереживающим собеседником, врезультате которой на душе у слушателей делается удивительно легко и спокойно.И становится понятно, что за этой легкостью стоит искусство и работа настоящегоМастера. В конце занятияпроводится сеанс релаксации. Погашенсвет, из магнитофона звучит тихая музыка, а также слышны слова ГеннадияДмитриевича: «Расслабляются мышцы рук, вы чувствуете тепло и т. д.».Во время сеанса мне под музыку почему-то «привиделись» горыи цветущая сакура. Но вот начинается «возвращение», слышится счёт «пять, четыре,…один»… всё - манящий пейзаж с горами и деревьямирастаял, все вернулись в реальность Несмотря нанебольшое «время погружения», чувствуешь себя отдохнувшей и ощущаешьнеобычайное количество энергии и прилив работоспособности. Для тех, кто пока ещё не побывал на занятиях, ГеннадийДмитриевич предлагает советы посамостоятельному экспресс-контролю стресса и управлению настроением, итак:

Стресс и настроение. Советы Гуру:

«Побольшому счётусовременная теория стресса - это не чтоиное, как новая одежда старых представлений о мудрости, смысле, стратегии, тактике жизни.Как оптимально построить годы своей жизни, чтобы постоянныйстресс приносил успехи, радость, счастье, а не калечил бы при этом здоровье?Как строить свои взаимоотношения с людьми, чтобы они были в радость и невызывали чрезмерного стресса? На что тратить свое время, рабочее и свободное?Бесконечные усилия в стрессе могут привести к успехам, но убить радостьмироощущения, а постоянное бегство от стресса в сибаритство, развлечения - эточасто путь к фрустрации: к «стрессу рухнувших надежд», к глубоким переживаниям по поводу бесцельно прожитыхлет.Отсутствие стресса так же вредно, как и его избыток. Что можнопредпринять, когда в конкретной ситуации становится ясно, что стресс можетперерасти в дистресс (т.е. чрезмерный стресс, в переводе с английскогоязыка этот термин означает несчастье,недомогание, истощение)?Вот некоторые рекомендации: Прежде всего,нужно позаботиться о своей физическойкондиции и систематическихмышечных нагрузках. Они обладают свойствомвозвращать начавшийся дистресс на уровень положительного стресса, дают разрядку психическому напряжению.Постарайтесь как можно меньше спешить и суетиться. Организуйтесь. Не планируйтемного дел на короткое время. Отрекитесь от всех мелочей. В период ожиданияответственного момента деятельности переключайтесь на постороннее, увлекающеедело: юмор, музыку, детективную литературу. Не ждите, даже если ожидаете. Если темп жизниначинает захлёстывать вас, сбросьте на время скорость. «Двигатели» стресса,поработав на холостых оборотах, охладятся и дальше выдержат ещё большуюнагрузку. В типичнойострой стрессовой ситуации, как до неё, так и после, можно рекомендовать следующуюпоследовательность мероприятий: 1.Разрядить напряжение:бегом, быстрой ходьбой, любой другойфизической нагрузкой. 2.Сбросить темп движений и речи. Внешне и внутреннеизбавиться от спешки хотя бы на короткое время. 3. Расслабиться в процессе медленной ходьбы. 4.Сесть в кресло так, чтобы голова удобно лежала на опоре.Закрыть глаза и полностью расслабиться. 5.Чётко воссоздать какую-нибудь приятную ситуацию, вжиться внеё.

Вначале этиспособы саморегуляции стресса требуют сознательного включения их в деятельность. Но при многократном использовании они всёболее и более становятся автоматическими.Помните: счастье и успех несёт только чередование активнойработы и активного отдыха».

Наверное, только спортсмену в полной мере известна та гамма чувств, что одолевает пловца перед стартом и сразу после финиша. Но, оказывается, и эта сложная смесь тревожного ожидания, сомнений и восторгов поддается изучению и анализу. Перед вами письмо психолога, доктора педагогических наук Геннадия Дмитриевича Горбунова капитану нашей национальной сборной по плаванию Евгению Коротышкину. Думаем, оно будет небезынтересно и для читателей журнала «Плавание».

Женечка, привет!

Мы давно не виделись, и я не имел возможности выполнить свое обещание – повторно подарить тебе мою книгу «Психопедагогика спорта», которую ты в спешке отъезда оставил в гостинице после чемпионата Европы. Поэтому пока пишу тебе письмо. Ты, правда, расстраивался, что тебе важна не только книга, но и то, что я написал. Так я все хорошо помню. И сейчас имею возможность не только воспроизвести тот текст, но и постараться прокомментировать его в деталях. Тем более мне никогда не забыть ту бурю эмоций, которые сопровождали мое перо.

Итак, я подписал тебе книгу «Большое спасибоза праздник! Тебе удалось наилучшим образом реализовать основной принцип психопедагогики спорта: от вдохновения и воодушевления к восторгу».

Действительно, стартовав по 8-ой дорожке и став чемпионом и рекордсменом Европы, ты продемонстрировал такой восторг, что его многократно повторяли во всех телесюжетах. Этот момент не требует перевода ни на какие языки, его транслировали как пример великого спортивного счастья. Но родилось это чувство не на ровном месте - ему предшествовали не меньшие силы вдохновения и воодушевления.

Ты помнишь, как ты пришел ко мне часа за 3-4 до финала, и сказал: «Геннадий Дмитриевич, мне терять нечего. Делайте со мной что хотите, мотивируйте любыми способами, но я должен выдать на дорожке все, что у меня есть, все до капли!» Я понимал, что тебе надо выскочить из полосы неудач, и вновь обрести образ железного бойца, человека, которому неведомы сомнения. И мы оба пошли на риск. Вместо того чтобы дать тебе просто поспать, в трансовом состоянии ты получил шквал внушений, превращенных в самовнушения, которые даются только в сеансе секундирования перед самым заплывом. Но главной сутью их было именно вдохновение и воодушевление, направленные на вскрытие кладовых боевого духа. Есть много разнообразных описаний предстартового и соревновательного состояний. Равно как и методов борьбы с волнением. Но убрать предстартовое напряжение не только трудно, но часто и нежелательно. Его надо заменить.

Не буду напоминать тебе конкретные тексты внушений. Тем более что в трансовом состоянии они ориентированы больше на мышечную и эмоциональную память. Но суть их следующая.

Вдохновение и воодушевление – тесно связанные между собой понятия.

Вдох и душа. Душа, вдохнувшая в себя энергетику радости и спокойной боевой уверенности. Это состояние своеобразной свободы, раскованности, в котором просто и естественно реализуются наши глубинные ресурсы. Это мощная, как бы сама собой возникающая мобилизация на фоне свободного полета мысли или сложных и тонко скоординированных движений в спорте. Долженствование дополняется желанием как пророчеством, то есть абсолютной верой в его осуществление. Это особое душевное состояние полета, одержимости, окрыленности, подъема духа, порыва, увлеченности, всплеска энтузиазма, творческого наития в понимании возможностей раскрепощенного тела. Это своеобразная музыка тела и души, озвучивающая нашу радость, когда снимаются сковывающие их зажимы. Вообще, все лучшее в мире чаще всего создается в состоянии вдохновения-воодушевления. Так же и в спорте, когда эти чувства своевременно приходят на смену злонесущему, сковывающему волнению (нередко именуемому мандраж), они определяют истинное мастерство спортсмена. Поэтому убираем слово «волнение» и стараемся забыть его содержание. Вместо него проникаемся тремя другими «в», несущими позитив: вдохновение, воодушевление, восторг. Войдя в этот своеобразный кураж, спортсмен раскрепощается, расковывается, в гармонию приходит работа мышц - антагонистов. Движения, выбирая идеально эффективный и экономичный режим, позволяют совершить такое финишное усилие, что оно вызывает изумление даже у видавших виды специалистов. Спортсмен в таком состоянии может не только сам достигать небывалых успехов, а нередко своим энтузиазмом заражать других членов команды. Поэтому так важны для команды примеры, подобные твоему.

Думаю, что в твоем конкретном случае сыграли роль не только содержание формулировок, но и транс, пребывая в котором ты их воспринимал. В некотором роде он был перенесен на твое состояние накануне старта и на дистанции. Ну а твой образцово-показательный восторг дал тебе непоколебимую уверенность в будущих стартах. Это твой мощный ресурс. Успех рождает успех, в чем ты сумел убедиться. Ты сделал себе подарок на всю последующую жизнь, и не только в спорте. Ведь восторг запоминает не только голова, но и все тело. И это твой самый ценный приз, который даже больше значит, чемзолотая медаль. Этот праздник внутри тебя остается, будем надеяться, на всю оставшуюся жизнь.

Примеры таких состояний можно найти вспортивной карьерекаждого пловца. Просто надо их фиксировать, проникаться ими, поминать это состояние как можно дольше - чтобы знать, к чему стремиться. А потом вспоминать и воссоздавать их перед каждым стартом. И тогда оно, это звездное мгновенье, обязательно повторится.

А книг у меня осталось только три экземпляра. Один из них, с той же надписью, ждет тебя. До встречи. Обнимаю.

25.05.2011 14:21

Вы заметили, чтодопинговые скандалыпостепенно сошли на «нет»? А в Ванкувере на Олимпиаде вообще не было ни одного подозрительного допинг-теста? Судя по всему, риск слишком велик, санкции за употребление допинг-стимуляторов уже стали прерогативой уголовного законодательства. Воздействие на спортсменов «через голову», через психику становится едва ли не самым основным в процессе подготовки атлета к важнейшим стартам в жизни. Мы приглашаем к обсуждению проблем современной спортивной психологии всех заинтересованных специалистов и тех, кто хотел бы таким специалистом стать.

К огромному сожалению приходится констатировать, что открытых дискуссий по злободневным вопросам спортивной психологии и психофизиологии практически нет. Информационный вакуум, созданный в большей степени искусственно, не позволяет эволюционировать молодым психологам. Они остро нуждаются в наставничестве, но мэтры неохотно идут на общение, сохраняя некую таинственность и загадочность. Но есть и обратные примеры. Вы уже смогли познакомиться на станицах нашего портала с научными статьями профессора Загайнова. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию фрагменты интереснейшей беседы спортивного психолога Генадия Горбунова и корреспондентом «Совспорта». Крайне занимательно.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Геннадий ГОРБУНОВ

Мастер спорта по плаванию. Доктор педагогических наук, профессор, академик Международной академии психологических наук.

Работал со сборными СССР и России по плаванию, легкой атлетике, велоспорту, фигурному катанию.

Через месяц исполнится 40 лет, как Геннадий Горбунов работает со спортсменами: впервые он поехал на Спартакиаду народов СССР в 1971 году. А с 1975 года работает со сборными страны. Начинал с плавания, через него прошли все наши чемпионы и призеры Московской Олимпиады. Потом работал с велосипедистами, легкоатлетами, футболистами. С фигуристами, по собственному признанию, начал сотрудничать потому, что питерская Академия фигурного катания находится в нескольких минутах ходьбы от дома. Сказывается возраст.

«ПОЛУЧИ КАЙФ ОТ ПРОКАТА»

На чемпионате мира по фигурному катанию в Москве я работал с Ксюшей Макаровой и Аленой Леоновой, - рассказывает Геннадий Дмитриевич. - После короткой программы Алена подошла ко мне и попросила, чтобы вечером я провел сеанс. Я пришел в гостиницу, сеанс был недлинным. Я ей сказал: «Ты будешь засыпать, но борись со сном, будь в дремоте, плавай». Провел сеанс на восстановление на 30 минут в трансовом состоянии.

- Установку на произвольную программу давали?

Которая едва не принесла Алене бронзовую медаль? А как же! Смысл сеанса в том и состоял, чтобы она одинаково удачно выступила в обеих программах. Сплошь и рядом бывает: в короткой фигурист первый, в произвольной – десятый. Или наоборот. Понятно, что это не проблема подготовки, а психического управления.

- Не раскроете секрет, что именно вы говорите?

- Давно работаете с Леоновой?

С Аленой мы начали сотрудничать три года назад. Я ей рассказал о ритуале предсоревновательного поведения, объяснил основные приемы. Начал с мягкого погружения, релаксации, потом стал углублять, вводить в трансовое состояние. В конце концов перешел к гипнозу. В глубинном погружении она все воспринимает по-другому.

Чемпион мира и Европы в плавании Станислав Донец рассказывал, что вы даете установку не на выигрыш медалей, а на хорошее выполнение своей работы.

Правильно, все то же самое я говорю и фигуристам. Есть, конечно, нюансы. В плавании нет необходимости отвлекаться на эстетическую составляющую, что приходится делать в фигурном катании. Поэтому фигуристов я направляю на одно: «Получи кайф от проката. Если ты получишь удовольствие, то его получат все: зрители, судьи, папа с мамой».

Когда фигуристы ко мне приходят, пишут фамилию, имя, год рождения, у кого тренируются, я их сразу провоцирую: «Опиши старт, на котором ты получил наибольшее удовольствие». Вне зависимости от результата. Восторг запоминается не столько головой, сколько телом. Если ты его будешь помнить, то к другому старту ты тело подготовишь должным образом.

У меня есть подход, который я использую везде, особенно с фигуристами. Волнения нет, говорю я. Даже слова такого нет. Убрали волнение. У нас есть вдохновение, воодушевление и восторг. Таким образом, вместо одного «в» мы получаем три других.

- Как очевидец могу сказать, что восторг – это как раз то, что испытывала Леонова после прокатов.

Конечно! Главное - вызвать у нее соответствующую реакцию. Но важно, чтобы эмоции не захлестнули, иначе она может потерять контроль, особенно в прыжках. Восторг – это энергетическая подпитка. Она умудрилась сделать так, что подпитывала себя от начала до конца.

- У Макаровой короткая программа тоже удалась. А что случилось в произвольной?

Мы это детально обсудили и с ее тренером Евгением Рукавицыным. Но я это озвучить не могу. Считаю, что в одном месте я серьезно ошибся. Ксению надо было восстановить вечером после короткой, но она не проявила желания. Долго разговаривала по телефону с мамой. Я ждал, не настаивал. Зря. С Ксюшей, конечно, у меня контакт меньше, она же всего несколько месяцев как живет в России. Я не стал рисковать, поскольку не знал, к чему приведет мое вмешательство.

Был, правда, еще один вариант помочь ей: если бы я смог пообщаться с ней прямо перед выходом на лед. Ведь 55 минут между разминкой и стартом – это очень много. Но попасть в зону, где фигуристы находятся перед прокатом, я не мог. Поэтому моя задача на ближайшее будущее – создать запись с установками фигуристам, чтобы они могли слушать ее перед выступлением.

- В чем же секрет успеха Леоновой?

Все построено на нескольких основных позициях. Первое – любой человек, когда с ним работаешь, должен быть готов к изменениям. Нельзя заставлять спортсмена идти к психологу. Не хочет – не надо, все равно такой труд будет бесполезен. Второе – продолжение первого: задача специалиста, занимающегося психологией влияния, – создать у своего подопечного веру, ощущение чуда. Если это есть, то любые дальнейшие действия оказываются полезными.

Даже языковой барьер не имеет значения: на Филиппинах тренер привел ко мне парня со словами: «Он совсем растренирован, сделайте что-нибудь». Я провел с ним лишь один сеанс внушения, и он стал чемпионом Азии. Тренер был в шоке: «Что вы с ним сделали?» «Ничего, – отвечаю. – Он просто в меня поверил».

«СТРАХ СИДИТ В ПОДСОЗНАНИИ»

- Изменяется ли ваша методика работы в зависимости от вида спорта?

Когда начинал работать с велосипедистами, не знал специфику вида, не понимал, что им надо сказать. Собирал сведения у тренеров, спортсменов. Писал нужные слова, потом шел к Александру Кузнецову (главному тренеру сборной СССР. – Прим. ред. ) и сверял с ним. Только после этого начинал писать «инструмент воздействия». Работа над 5-7 строчками длится неделю, иногда две. Причем в этой фразе должны быть слова, которые используют спортсмены. Когда выработан инструмент, можно начинать влиять.

То же самое я сделал в фигурном катании: расписал состояние спортсмена, который готовится к прыжку. Потом Тамара Николаевна Москвина, Евгений Рукавицын внесли коррективы. Просил и Мишина. Но с ним мы так и не смогли встретиться и все обсудить. Показывал фигуристам – Саше Смирнову, Косте Меньшову. Когда «инструмент» был готов, начал оттачивать его под гипнозом. Это не значит, конечно, что все будут прыгать безошибочно. Методика направлена на то, чтобы уменьшить вероятность падения или плохого приземления.

- А зачем вообще нужно вводить человека в состояние транса, гипнотизировать?

Очень часто в психологии влияния ориентируются на рациональный интеллект, на сознание. Но, если человек испытывает тревогу, страх, особенно перед соревнованиями, ты ему можешь сто раз сказать «Заканчивай, не беспокойся!». А что толку? Тревога сидит в подсознании.

Моя работа строится на том, что я сначала что-то рассказываю – но это лишь четверть дела. Потом я погружаю его в соответствующее состояние и повторяю то же самое. Иногда импровизационно, иногда говорю заготовленные фразы. Как стихи – одно и то же, одно и то же. Закладываю глубинную установку, которая всплывет, когда нужно. Это может быть либо спокойствие и уверенность, либо собранность и мобилизация – в разных видах спорта по-разному.

«ГАЧИНСКИЙ НЕ ГОТОВ К ИЗМЕНЕНИЯМ»

- С кем еще из фигуристов работаете?

Несколько раз встречались с Сашей Смирновым. Ему я подарил книгу и запись аутогенной тренировки. И он сказал, что этого ему достаточно. Слушает запись перед выступлениями. С Юко (Кавагути. – Прим. ред. ) я занимаюсь больше: она звонит, я приезжаю на каток, и мы с ней общаемся.

С год назад был у меня Артур Гачинский. Но это тот случай, когда человек пока оказался не готов к изменениям. Он не прочувствовал меня. Мишин формирует людей самодостаточными. Артур может прийти ко мне, только если Алексей Николаевич скажет, что нужно что-то подправить. Но сейчас, после его успеха, он вряд ли придет. Ведь есть такое неверное представление, что если спортсмену нужен психолог, то это слабый спортсмен.

- Насколько известно, эта фраза принадлежит знаменитому тренеру по плаванию Сергею Вайцеховскому.

С Вайцеховским мы были знакомы с 60-х годов, когда он еще занимался пятиборьем. И мне он говорил: «Гена, были у меня всякие психологи. Не верю я вам, шарлатанам». Но прошло время, он увидел результаты моей работы и изменил точку зрения. «Что ж вы ругаете психологов, - ему говорили, - а Горбунов вон сколько лет у вас работает». «Не путайте, - отвечал он, - Горбунов - это совсем другое дело».

- Правда ли, что состояние олимпийского чемпиона Сальникова во время длительного заплыва было близко ко сну?

Нет, он не спал. Это было трансовое состояние, то есть предельная раскованность и раскрепощенность, сочетающиеся с максимальной собранностью и мобилизацией. Это вариант сомнамбулизма, когда человек становится ловким, как обезьяна. Но не дай бог его разбудить, сразу возникает страх. Зачастую глубинные позитивные вещи – вдохновение, творческий подъем – возникают именно в состоянии транса. На дистанции, когда человек входит в это состояние, особенно в циклических видах спорта, мышцы работают предельно экономично и появляется удивительная координация движений.

Говорят, что 14-кратный олимпийский чемпион Майкл Фелпс слушает перед заплывами такие же записи, какие вы дали Александру Смирнову?

Достоверно вам никто не скажет. Американцы, да и многие другие, скрывают не только методики, но зачастую и людей, которые работают. Бывали случаи, когда я видел человека на соревнованиях, знал его по другим делам, знал, что он психолог. Спрашивал у американцев, чем он занимается, а они говорили, что это тренер. Фактов у меня нет, но если исходить из принципов, по которым работают американцы, то там точно есть психолог. Потому что, когда человек выходит на такой уровень, невозможно, чтобы он обходился без специальной подготовки.

- Насколько, по вашей оценке, сборные России сейчас обеспечены психологами?

Если я дам такую оценку, меня побьют, - смеется Горбунов. – Специализация «Спортивный психолог» сохранилась в университете Санкт-Петербурга. Не знаю, сколько там было выпусков. Десять, пятнадцать... Но этих людей не видно в спорте.

Недавно на меня вышли люди из Медицинского управления, которые получили задание подготовить к Играм в Лондоне, а дальше к Сочи каждой сборной команде по психологу. Речь шла о том, что я буду готовить психологов в спорте. Спрашивали, сколько я хочу получать, но потом все успокоилось. А кадров-то нет. Точнее, хорошие психологи есть, но такие люди сразу оказываются в бизнесе и получают там достойную зарплату. А средние и тем более слабые психологи в спорте не нужны.

- То есть в ближайшем будущем уровня США или Китая в плане психологической подготовки нам не достичь?

Вы приезжайте на соревнования, к примеру, по плаванию. Там вдоль бортиков наравне с врачами, массажистами ходят люди с надписью «Psychologist» на спине. А у нас попробуйте пробить место для психолога в делегации. Мне в свое время предлагали кресло психолога Спорткомитета СССР. Я сказал: «Ни за что, потому что сейчас руководитель понимает значение психологии, а что будет завтра?»

Что делать, известно: ввести должность штатного психолога во всех сборных, дать людям хорошую зарплату. Но этого же и близко нет!..

А КАК У НИХ?

МЫ ПОЗАДИ ДАЖЕ НИГЕРИЙЦЕВ

С командой Китая на Олимпиаду-2000 в Сидней приехали 60 психологов, со сборной Соединенных Штатов – 30. Англичане привезли восемь специалистов, немцы – шесть, французы – пять. Свой психолог был даже у нигерийцев, правда, американец. В российской олимпийской команде не было ни одного психолога.

Добавить комментарий