Игорь высоцкий биография. Две высоты игоря высоцкого

Игорь высоцкий биография. Две высоты игоря высоцкого

Советский боксер Игорь Высоцкий прославился как мастер международного уровня. На международном ринге провел 26 поединков. Только 3 из них проиграл, забрав победу в 23 боях. За всю карьеру Высоцкий провел 185 боев, в 163 из которых вышел победителем. Нередко выигрывал нокаутами.

Наследие Чемпиона

Достижения Игоря имели прочное основание - наследственность. Отец чемпиона после участия в Великой Отечественной войне и немецкого плена, как и многие военнопленные советской армии, был выслан в ссылку, где начал заниматься боксом. Яков Антонович Высоцкий выступал в тяжелом весе. Достижением отца стали выступления в областных состязаниях. Мама Игоря Яковлевича тоже пережила ссылку. Причиной наказания стал факт работы секретарем в небольшой хозяйственной конторе на территории оккупации фашистской Германии.

Звезда бокса в СССР

Высоцкий начал тренировки в двенадцатилетнем возрасте. Его наставником, кроме отца, былпрофессиональный тренерЕвгений Жильцов. Первые победы будущего чемпиона начались в 1971 году. Тогда молодой спортсмен победил по очкам своего соперника - Владимира Волкова. Турнир первенства СССР 1973 года принес Игорю еще одну победу, он стал чемпионом среди молодежи.

В любительском боксе Высоцкий признан одним из самых сильных спортсменов семидесятых годов. Боксер не получал наград чемпионства Европы, мира или Олимпийских игр. Однако вполне заслуженно стал Чемпионом СССР по боксу в тяжелом весе в 1978 году. Кроме того, во время знаменитого визита в Москву Мухаммеда Али, Высоцкий провел с ним один раунд в дружеском спарринге. Сам Али позднее признался, что Высоцкий был единственным, кому он раунд проиграл.

Шутка природы

Слабостью боксера было природное строение его черепа. Острые кромки надбровных дуг играли с ним злую шутку. Незначительный удар давал сильные рассечения бровей, делая невозможным продолжение боя. Нередко соперники намеренно выводили Игоря с ринга, пользуясь этой особенностью.

Знаменательной победой Высоцкого стала победа над Американским боксером Джимми Кларком. Поединок проходил в США 1975 году. Высокие достижения спортсмена воодушевляли многих современников и молодежь того времени. Начинающие боксеры смотрели на чемпиона как на своего кумира, стремясь достичь славы и побед, которые смогу получить советский боксер Игорь Высоцкий.

Карьеру боксера Игорь закончил в возрасте 27 лет. Громкий проигрыш спортсмена состоялся в 1978 году, когда Высоцкий потерпел поражение от Доминика Нато, со счетом 3:2. В 1980 году, при отборе на Олимпиаду в Москве, уступил место Горсткову и в скорости оставил спорт.

В нынешнем сентябре в жизни известного советского боксера-тяжеловеса Игоря Высоцкого случилось два знаменательных события: второго числа в подмосковных Мытищах открылся клуб бокса его имени (или, если быть до конца точным, АНО «Спортивный клубВысоцкого»), а 10-го Игорь Яковлевич отметил свое 49-летие. Этого, согласитесь, вполне достаточно, чтобы Высоцкий оказался гостем сентябрьского выпуска «Российского бокса».

Удивительное дело: этот боксер никогда не был ни чемпионом Европы, ни чемпионом мира, ни тем паче чемпионом Олимпийских игр (лучшее его достижение – победа на чемпионате СССР 1978 года), а между тем он в десятки раз популярнее многих наших чемпионов. И дело тут не только в том, что Высоцкий всю свою боксерскую карьеру выступал в самой престижной тяжелойвесовой категории. Громкое имя ему сделали две блестящие победы над доселе непобедимым знаменитым кубинцем Теофило Стивенсоном. С тех пор лучи боксерской славы Стивенсона согревали, образно говоря, Высоцкого всю жизнь. Во всех боксерских справочниках, выпущенных в нашей стране, в графе, посвященной Высоцкому, вы непременно найдете фразу «дважды победил Стивенсона» как свидетельство высшего мастерства.

– Игорь Яковлевич, вам впору памятник за свой счет Стивенсону ставить, ведь он столько, если можно так выразиться, для вас сделал…

– Зачем памятник? Я и так его никогда не забуду. Два боя с ним, несомненно, стали самыми главными в моей жизни за 15 лет, проведенных на ринге.

– Как вы считаете, победный дубль в поединках с таким боксером равноценен, скажем, званию чемпиона Европа?

– Такие вещи трудно сравнивать, но, тем не менее, не стоит забывать, что, когда я в 19-летнем возрасте впервые нанес Стивенсону поражение, он был уже олимпийским чемпионом. К тому же произошло это не где-нибудь, а на родине Стивенсона, в городе Сантьяго-де-Куба.. Шел 1973 год, и это был не просто мой дебют намеждународных соревнованиях, а вообще первый в жизни выезд за рубеж.

ХОТЕЛ РЕВАНША, ПОЛУЧИЛ НОКАУТ

– Помните свои ощущения в первые минуты победы?

– В зале стоял такой рев, что я не сразу даже понял, что победил, тем более что объявляли на незнакомом мне испанском языке. Только когда руку подняли, осознал. Выиграл по очкам, хотя, как потом признали многие, два или три раза Стивенсону должны были считать нокдаун, но кубинский судья в ринге не решился. Это, кстати, был третий мой бой на том турнире, два первых я выиграл нокаутом.

– Где состоялась ваша вторая встреча с Теофило?

– Намеждународном турнирев Минске в 1976 году. Он, конечно, жаждал реванша (так по крайней мере писали газеты), а вместо этого получил нокаут в третьем раунде. До этого момента я отправлял его в каждом раунде в нокдаун. Правда, один раз отсчитали и мне. А после боя узнал от кубинцев, что Стивенсон, оказывается, вышел на бой больным, с высокой температурой. Честно говоря, верится с трудом: скорее всего он заболел после того, как проиграл...

– Как складывались ваши отношения вне ринга?

– Мы виделись с ним несколько раз на тренировочных сборах в Цахкадзоре и всегда обменивались дружескими рукопожатиями. В 1978 году в составе советской делегации я ездил в Гавану на Международный фестиваль молодежи и студентов, где Стивенсон очень тепло меня встретил, представил своим друзьям, наговорил много хороших слов. Следующий раз жизнь нас столкнула в 1989 году на чемпионате мира в Москве, и больше мы не виделись. Слышал, что после окончания боксерской карьеры он был телохранителем Фиделя Кастро, потом стал почетным президентом Федерации бокса Кубы…

– А сейчас, по слухам, опустился на дно жизни…

– Говорить можно все что угодно. Про меня тоже говорили всякое: и спился, мол, и убивали меня несколько раз. Как-то в такси разговорился с водителем, речь зашла о боксе, и он мне вдруг говорит: «Слышал, тяжеловеса Игоря Высоцкого зарезали? Двадцать две ножевые раны нанесли… Умер на операционном столе…» - «Дружок, ты что несешь? – говорю. – Я пока еще не умирал и в ближайшее время не собираюсь этого делать…» У него так челюсть и отвисла…

ВМЕСТО МАССАЖА

– Как, кстати, сложилась ваша судьба после окончания боксерской карьеры?

– Я покинул ринг в 1980 году, после того, как 9 мая проиграл в четвертьфинале чемпионата СССР Жене Горсткову. Это решение прежде всего определила забота о собственном здоровье: надоели бесконечные рассечения, случавшиеся практически в каждом бою. К тому же после этого поражения реально оценил свои перспективы на ринге и понял, что надо уходить. Мне тогда было 27 лет, я жил в Москве и свое будущее видел в работе массажистом сборной, обещанной мне федерацией. Еще будучи студентом ГЦОЛИФКа, окончил курсы массажа и в случае получения этой работы планировал усовершенствовать свои навыки. Но, как говорится, не сложилось, и я ушел… в мебельный магазин, где начал работать грузчиком на доставке. Многих, я знаю, это шокировало: Высоцкий - и вдруг грузчик! Но я никакого психологического дискомфорта не испытывал. Во-первых, любой труд почетен и достоин уважения. А во-вторых, в то время попасть в грузчики было очень даже непросто – только по рекомендации или знакомству, благо работа эта неплохо оплачивалась, а мне надо было кормить семью, в которой рос сын.

– Долго там работали?

– Где-то около года. Потом также с помощью друзей устроился администратором бара «На Керченской», что недалеко от метро «Каховская». Через год ушел и оттуда – стал администратором Школы высшего спортивного мастерства, что на Нагорной улице. Но и там задержался ненадолго… В общем, судьба побросала – работал и сторожем, и сантехником, и еще бог знает кем, пока в 1991 году не занялся кооперацией и не открыл ООО «Спортивный клуб Попенченко». К боксу, честно говоря, он никакого отношения не имел – занимались мы в основном коммерцией.

СУДЬБА РЕШИЛА ПО-СВОЕМУ…

– В отличие от «Спортивного клуба Высоцкого», который открылся в подмосковных Мытищах 2 сентября?

– Да, спустя много лет я все же вернулся в бокс. Клуб, названный моим именем, исключительно боксерский, появлению которого я обязан прежде всего городской администрации, спорткомитету Мытищ и АНО «Спорт Подмосковья». У нас довольно большой разминочный зал на 350 квадратных метров,хороший ринг, прекрасно оборудованныйтренажерный зал. В клубе работают триопытных тренераво главе с мастером спорта международного класса Александром Бурмистровым. У каждого сейчас тренируются примерно 20 человек, и количество желающих заниматься растет изо дня в день.

– Тренировки в клубе Высоцкого бесплатные?

– Только для ребят до 16 лет. Остальные платят. Но это ни в коей мере не означает, что наш клуб – организация коммерческая: просто мне надо как-то содержать зал и изыскивать средства на зарплату тренерам.

НАША СПРАВКА

Высоцкий Игорь Яковлевич.

Родился 10 сентября 1953 года. Мастер спорта международного класса. Популярнейший боксер-тяжеловес 70-х годов. Победитель юниорского первенства страны 1973 года. Чемпион СССР 1978 года. Одержал две победы над знаменитым кубинским тяжеловесом, трехкратным олимпийским чемпионом и трехкратным чемпионом мира Теофило Стивенсоном. Ныне президент спортивного клуба Высоцкого.

Бывший боксер-тяжеловес Игорь Высоцкий, о котором все мы малость подзабыли, в свои сорок пять по-прежнему могуч, а если судить повнешнему виду, стал даже и еще могутнее: вес где-то в районе 160 килограммов, а на ринге сохранял себя в рамках девяноста с небольшим.

Значит, так:правой- прямой, левой - боковой и снова прямой правой. Судья открывает счет, но он не падает, откидывается спиной на канаты, те спружинили - и тут уже все: сползает на пол, дело сделано.

Вот так вспоминает Игорь Высоцкий об одном из самых своих значительных боев. Ведь тот, кто рухнул на пол ринга - не кто иной, как легендарный Теофило Стивенсон.

- А сейчас, Игорь, когда бы вдруг обстановка заставила, смог бы защититься, ежели б кто-нибудь напал?

Не приведи Господь! Я силу удара не потерял...

И грянул бой. Маленький и настырный Заев наскакивал как мотылек на темнокожего гиганта, а тот небрежно отмахивался. Бесцветными оказались и раунды с Горстковым. Пришел черед Высоцкого, и тот, что называется, попер! Не мог иначе. Тут Али сообразил, что сил у него осталось предостаточно и он может драться по-настоящему.

- Ну, и схватил я от него пару плюх, - вспоминает теперь Высоцкий, - однако же, и сам его на прямых раза два поймал хорошо...

- Волновался, поди, перед боем, хоть и показательным, с Али?

А как же? Но ведь и себе цену знал.

- Ну, а кто Игорь Высоцкий сейчас, в чем нашел себя?

Дело у меня не совсем обычное. Организовал в Химках цех по копчению рыбы. Жена Марина помогает. Большой прибыли нет, но иному ветерану бокса помочь в состоянии, тем, конечно, кто особенно бедствует.

- А где сейчас обитаешь, Игорь?

У меня обычная двухкомнатная квартира на Дмитровском шоссе. Дача в районе Зеленограда. Сторожит ее собака, которую очень люблю, американский стаффордшир Янг, ему 3,5 года. С ним мирно уживается и еще собачонка поменьше, Бой, французский боксер 6 лет. Хозяйством заправляет теща, Валентина Ивановна, а вообще разрываюсь между Москвой и Подмосковьем.

Теперь же снова не обойтись без экскурса в прошлое. Высоцкий никогда не добивался на ринге таких рейтинговых достижений, как, скажем, Лев Мухин и Ионас Чепулис, кому удалось взять серебряные медали наОлимпийских играхв тяжелом весе; ему было далеко до всенародной славы своих предшественников Николая Королева, Альгирдаса Шоцикаса, Андрея Абрамова; он, наконец, на ринге оставался в тени таких тяжеловесов, как Горстков и Заев. Все так, но при одном только звучании имени Игорь Высоцкий сердце российского поклонника бокса начинало биться неровно, а уж за рубежом из наших его знали и почитали больше других. Что было, то было. Потому и спрашиваю:

- Какие из боев, тобою проведенных, наиболее запомнились? Поначалу - о выигранных.

Вопрос, признаюсь, сакраментальный. Ну, сами судите, кому еще в подлунном мире удавалось выигрывать, причем не один раз, а дважды, у неподражаемого Теофило Стивенсона? После Ласло Паппа, который, впрочем, боксировал в менее престижном среднем весе, кубинец был единственным боксером, кому посчастливилось стать трехкратным олимпийским чемпионом. Забегая вперед, скажу, что мне привелось, на мою репортерскую удачу, накоротке пообщаться со Стивенсоном на мировом чемпионате, кажется, 1978 года в Белграде. Когда я назвал это имя - Высоцкий, Теофило оживился и отреагировал по-русски:. У них, кстати сказать, был один тренер, хоть и в разных временных измерениях - не так давно ушедший от нас Андрей Червоненко.

Я не ошибся.

Да, - подтверждает Игорь Высоцкий. - Пожалуй, самый памятный - бой с Теофило.

- Их было два. Какой же ты имеешь в в иду?

Наверное, все-таки второй - на турнире в Минске, это в апреле семьдесят шестого. Перед финальным боем с кубинцем сильно мандражировал. Вечером даже хватанул для успокоения стаканчик, граммов на 200, красного виноградного вина.

- Как же так? А режим?

Да ладно, Алексей! Я читал в твоих же материалах о Брумеле, как он в Токио перед схваткой с Томасом никак не мог заснуть, так, по совету тренера или, по крайней мере, с его благословения, принял стаканчик даже и не вина, а спирта. Бессонница ушла, а утром он был в форме. Я же, если честно, был настроен наилучшим образом, главное было - выспаться.

- Хорошо, вопрос снимаю...

Выспался - это уж точно, наславу! Выхожу на ринг по-скромненькому. А он - как артист, перепрыгивает через канаты. Одно слово - профессионал, хоть, вроде бы, как и я, любитель. Трибуны ревут, уж сколько там было кубинских студентов, у нас получавших образование! Я сразу пошел агрессивно, он отвечает, я ухожу, показываю, что умею защищаться, тут и нырки, и уклоны. Во втором - я ему попадаю по корпусу, он мне в голову. Если честно - получили по легкому нокдауну. Но и он, и я устояли на ногах. Ну, а

в третьем я его достал: технический нокаут. Первый в карьере кубинца, который до того сам 98 раз отправлял соперников в нокаут.

- Он побаивался тебя, Игорь? Ведь это был ваш второй бой. И первый тоже не принес знаменитому чемпиону счастья?

Я думаю, что Теофило никогда никого не боялся. Но о первом бое, надо полагать, помнил.

- А ты? Тем более, что проходил он, если не изменяет память, на Кубе, в июле 1973 года?

Именно так. На турнире памяти кубинского революционера и боксера Хиральдо Кордовы Кардина. Я туда приехал всего-то чемпионом СССР среди молодежи. Теофило уже был олимпийским чемпионом, обладателем Кубка Баркера. До нашей встречи я уже уложил двух кубинцев. Так что мне было терять? Может, я и проиграл первый раунд, но уже во втором вошел в силу. Секундировал меня Рафик Меграбян. Он наставляет:. Я и начал, если честно, попросту избивать Теофило. Мне, конечно, мешали - и рефери, и кубинский тренер: то, мол, надо Теофило перчатку поправить, то еще что, лишь бы остановить мои атаки. Все же по очкам, со сложным счетом 3:2, победу отдали мне, а, заметьте, бой шел в Сантьяго-де-Куба, в судейском жюри, кроме немца, болгарина и нашего, были два кубинца. Такое почище любого нокаута.

- Ну ладно, если не после первого, то хотя бы по прошествии двух неудачных для блистательного Стивенсона боев ваши личные отношения, как нетрудно предположить, подыспортились?

Ни в коей мере. Встретились мы, чтобы не соврать, в Москве, на мировом первенстве 1989 года. Так только что не обнялись, посидели, приняли по рюмочке.

Раз уж к слову пришлось - я тут же предложил Игорю Высоцкому поднять за воспоминания по лампадке, тем более, что и слухи о нем ходили - мол, не чужд этому русскому обычаю. Игорь замахал руками: ни в коем случае, я давно уже не по этому делу. Работать надо, а не отвлекаться.

- Хорошо, Игорь, говорили мы о твоих самых счастливых мгновениях на ринге. А если повспоминать о самых печальных?

Таких не счесть. Даже не знаю, какой и выделить. Выигрыв аю начисто, например, у Джимми Кларка, а тут рассечение брови. Куда денешься - меня снимают, а его руку поднимают.

- А как насчет статистики?

Бухгалтерию я не вел. Думается мне, что боев 190 у меня было - приблизительно тридцать проиграл. Из остальных многие выиграл нокаутом, но сколько - точно не скажу.

- Из боксеров-тяжеловесов вашего поколения - кого бы ты мог выделить?

Наверное, Виктора Иванова, многое было ему дано, но полностью он не реализовался.

Тут, наверное, самое время отступить от бокса и обратиться к истокам. Рос Игорь Высоцкий в - Магадане; на свет же появился в поселке Ягодное, знакомом всему читающему люду по книгам Варлаама Шаламова, там, где доходили зэки. Отец боксера, Яков Антонович, отбывал в тех краях ссылку. И то, считай, легко отделался, не угодил за колючую проволоку после войны. Воевал на Балтийском флоте, 9 раз попадал в плен, 8 раз бежал. А по окончании великой битвы его за то и наказали - ссылкой на Колыму. Даже боксом там занялся, был чемпионом края в тяжелом весе, последний свой бой, сотый по счету, провел в день своего 50-летия.

Мама Игоря - Метта Иоганновна по-русски и слова не знала: эстонка, тоже сосланная из родных краев на Дальний Север. Сейчас живет в Таллине с игоревой сестрой. Вторая сестра бытует в Ставрово, под Владимиром, работает на карбюраторном заводе, выпускающем инвалидные коляски. У Игоря - двое племянников.

-Яков Антонович начал обучать сынишку боксу, когда тот совсем еще был несмышленышем.

Я не хотел, - честно признается Игорь. - Мне бы по улице пошляться с приятелями, пошебуршиться. А отец, как узнал, что я занятия в секции бокса прогуливаю, взял дело под свой контроль. Куда тут денешься - хоть и было мне всего-то 12 лет, но сообразил, что сила силу ломит. Подчинился. Стал заниматься серьезно и сам не заметил, как вошел во вкус. Отец меня, мальчишку, заставлял кувалдой вгонять пеньки в землю, так и отрабатывал силу удара с обеих рук. Дебютировал набольшом рингевосемнадцатилетним, помню свой первый бой на юниорском чемпионате ЦС 1971 года, в Алма-Ате. Вышел против меня чемпион страны Владимир Волков. Обыграл я его по очкам. Правда,следующий бойотдал, но меня уже приметили, стали звать на сборы. Дело пошло.

- А когда состоялсяпоследний бой? Так сказать - прощание с рингом?

Кажется, в восьмидесятом. В полуфинале первенства Союза работал с Женей Горстковым, все развивалось хорошо, но опять оно, треклятое рассечение.

-Понимаю, конечно, что жизнь советского боксера-профессионала, хоть и ходили они, как говаривал мой покойный друг

чемпион Европы Валерий Фролов, в ранге, была сплошной напряженкой. К тому же, слабо оплачиваемой. Но были ведь, наверное, и светлые моменты. Что бы мог припомнить в этом плане Игорь Высоцкий?

Молодые были, любили дурака повалять. Как-то в Нью-Йорке, на матче СССР-США, затеяли мы на тренировке со Славой Засыпко вроде бы нешуточную драку, зрителей-то было не меньше, чем на соревнованиях. Владислав, надо сказать, боксировал в категории до 51 килограмма, рядом со мной - цыпленок. И вот имитируем: он будто бы попадает - я в нокауте. Сенсация, как же - Давид повергает Голиафа! Наутро по этому поводу и пресса прошлась. Мы не опровергали. А на ринге я ихнего парня, видимо, потерявшего ко мне уважение, легко переиграл.

Из той же оперы и еще немало шуток. Проходила как-то в Тушино конференция по судейству, а заодно и тренировочные сборы. Выходим мы в спарринг с моим земляком, магадандцем Валентином Кутульгиным, заранее, само собой, сговорившись. 57-килограммовый боксер врезает мне, от всей души. Я лег, да так натурально, что даже великий Шоцикас, при том присутствовавший, заключил: чистый, мол, нокаут, был удар, сам видел - голова отлетела. И нахохотались же мы потом! Такие же сценки разыгрывали с Виктором Савченко...

Ну, тут уж в нокаут легко можно было поверить: у Виктора, хоть и средневес, такая была плюха - быка мог свалить.

Да, но ведь и я не барышня. Вообще же, подобные забавы помогали расслабиться, что потом работало на пользу дела.

- Игорь, а на ринге, надо полагать, было не до шуток?

И там приключались забавные моменты. Правда, особенно мне запомнился эпизод, когда не я выступил в роли балагура, а, наоборот, мой противник. Первенство ЦС, Орджоникидзе, 1978-й год. Против меня, а я уже был крепким мастером, вышел перворазрядник. Провожу удар, тот среагировал, отскочил, а моя рука продолжает движение, и я вижу - вот-вот угожу ему ниже пояса. Успел остановить удар, а парень, губа не дура, схватился за пах, застонал и повалился на пол. Само собой, меня снимают с ринга за нарушение правил. Долго потом разбиралось аппеляционное жюри и все же пришло к верному выводу: симуляция. Вот такие были шуточки.

Естественно, я не мог удержаться от вопроса - что думает Игорь Высоцкий о перспективах российского бокса сегодня, не сдал ли он, на его взгляд, прежние боевые позиции - вот и на последней Олимпиаде у наших была только одназолотая медаль, у Олега Саитова? Игорь честно признался, что у него слишком много забот для того, чтобы очень уж внимательно следить за происходящими на ринге событиями. Хотя, конечно, бывает иногда и на чемпионатах России, когда пригласят, и мог прийти к выводу, что многообещающих ребят предостаточно.

- Среди тяжеловесов - тоже?

Вот уж, чего нет - того нет.

- И почему так?

Без комментариев.

С некоторой опаской подошел к одному из последних, заранее мною заготовленных вопросов - тема-то деликатная. Даже скользкая. Все же, наконец, решаюсь:

Игорь, боксеров, увы, часто бьют по голове, а тяжеловесам, по их мощи, особенно достается. Что скрывать, мы оба знаем, что это сказывается на здоровье, на психике. Даже через годы после окончанияспортивной карьеры. Вспомним хотя бы того же Али. Да и у нас в памяти немало печальных примеров. А вот смотрю на тебя - ясная голова, энергия через край...

Главное, - убежденно говорит Игорь, - вовремя уйти, не нахватать лишних плюх.

- И ты ушел с ринга вполне осознанно? Когда силенок еще было навалом?

Я уже говорил об этом - ситуация заставила. Все чаще стал проигрывать, и не потому, что был слабее, а раз за разом - рассечение брови. То ли дуги надбровные у меня слишком уж ненадежные, то ли еще что.

- И куда поначалу направил стопы?

Пошел в мебельный магазин грузчиком, неподалеку от дома - на Каховской. Работа сподручная. А зарабатывал по 50-100 рублей в день, куда как больше, чем когда был спортивной звездой.

Поинтересовался я и проблемой свободного времени. Оказалось, что О"Генри - один из любимых писателей Высоцкого, еще Джек Лондон, Артур Хейли. Любит и музыку, собрал богатую коллекцию записей. В доме - ящик с инструментами. Непрочь помастерить, в чем находит и отдохновение от текучки, и удовольствие. Руки - золотые, неполадки в автомобиле устраняет сам, как заправский механик.

- Когда ты, Игорь, на даче - как проводишь досуг?

Если это можно назвать досугом... У меня участок на 12 соток, и все ягоды, фрукты. Даже культиватор приобрел, поскольку возиться в земле мне по сердцу.

Вот так и живетзнаменитый боксер, большой и добрый человек. Живет скромно, в трудах и заботах и, конечно, честно.

Был такой случай... Сборная СССР по боксу готовилась к ответственному турниру. Обстановка нервная, не все получается, взвинчены и боксеры, и их наставники. И вот в раздевалку, где переодевались и потирали синяки боксеры, зашелглавный тренерВиктор Иванович Огуренков. Оглядел свою паству, промолвил: "Если бы вы были на фронте, то лишь стал бы героем, больше никто".

Сказал, конечно, в сердцах, с перебором, но какая-то доля истины в словах великого тренера была. Потому что все знали - Игорь Высоцкий не ведает страха на ринге.

Он родился в 1953 году в поселке Ягодное, что в Магаданском крае. Отец его - Яков Антонович, воевал на Балтике, попал в плен, несколько раз бежал, но всякий раз безуспешно. Наконец, сумел добраться до своих, снова стал морским разведчиком. Но факт пленения ему припомнили после войны, сослали в Магаданский край, где, кстати, он и познакомился с Меттой, тоже ссыльной. Была она эстонкой, русского языка совершенно не знала, что не помешало им жить в полном согласии.

До войны Яков Высоцкий не без успеха занимался боксом. В Ягодном он вернулся к этому виду спорта и нелишне сказать, что свой последний бой Высоцкий-старший провел, когда ему было 50 лет! Геройский, судя по всему, был человек. Его бесстрашие передалось и Игорю, его сыну.

Очень уж громких титулов Игорь Высоцкий не завоевал. В 1978 году в первый и впоследний развыиграл чемпионат СССР в тяжелом весе. На международном ринге провел 26 боев, из которых 23 выиграл. Но в среде боксеров и почитателей бокса Игорь имел популярность колоссальную. Он всегда давал бои яркие, без жалости к себе. При этом многие знали, что он мог добиться куда большего на ринге, если бы не уязвимость его надбровных дуг. Они у Высоцкого постоянно "летели", из-за чего арбитры вынуждены были снимать его с турниров.

Огромный резонанс произвели его бои со знаменитым кубинским тяжеловесом Теофило Стивенсоном. Наш боксер стал единственным, кто два раза выиграл у трехкратногоолимпийского чемпиона. Причем в день их первой встречи на ринге в Гаване Игорь Высоцкий еще был никому не известным юниором. Многие говорили, что, дескать, нельзя выводить Высоцкого против непобедимого доселе, мощного чемпиона. Но он вышел на ринг и выиграл. А ведь удар Стивенсона был - будь здоров! У Игоря Высоцкого этот показатель поменьше.

В бою важна не столько сила удара, сколько его неожиданность и точность, - объясняет Игорь Яковлевич. - Бывает, проводит боксер удар - размашистый, со звучным шлепком перчатки. А эффекта почти никакого, соперник остается на ногах. А нокаутирующий иной раз и не видишь: неуловимый, в нужную точку удар, и все - зови реаниматора. Так, кстати, били Попенченко и Лемешев, из нынешних - Рой Джонс. Но, конечно, и нокаутер не должен ставить в бою лишь на удар, нужна и тактика. В первом бою с Теофило меня очень трудно было "достать", я навязал ему бой на ближней исредней дистанции. Куда более мощному и высокому - у него же где-то под 2 метра - Теофило такой бокс был не по душе. В какие-то моменты я откровенно избивал его. Было несколько нокдаунов.

Но рефери - кубинец - их не считал, все время останавливал бой под различными предлогами, давая Стивенсону время выйти из грогги. В конце боя двое кубинцев отдали победу, конечно, своему. А вот остальные судьи - немец, румын и русский - мне. Для многих это был шок. Ведь я к тому времени не был даже чемпионом Советского Союза... В свою очередь американцы из всего тогдашнеголюбительского боксапризнавали только Стивенсона, считали, что он, перейдя в профессионалы, смог бы на равных драться с великим Мухаммедом Али. Кстати, позднее кубинец приезжал в его лагерь тренироваться и Али высоко оценил класс Стивенсона. Второй раз я встречался с Теофило в финальном бою на 6-м Минском международном турнире. В первом и втором раундах я сделал ему по нокдауну, а в третьем - нокаут.

В конце 70-х менеджеры одной из американских профессиональных боксерских федераций давали миллион долларов, чтобы Высоцкий перешел в профессионалы. Но Госкомспорт его не отпустил.

Думается, в то время он мог бы победить и среди "профи". На матчевых встречах "СССР - США", будучи любителем, он легко разделался с двумя будущими соперниками Майка Тайсона.

Игорь Высоцкий расстался со спортом в конце 70-х, не дотянув до Олимпиады-80. Тогда он уже ощущал, что в жизни какая-то другая цель нужна. Но обрел эту цель лишь через десяток лет, когда переступил порог храма, - хотя и не в первый раз, но уже сознательно.

А. Полынский

Документальная передача - Игорь Высоцкий. Советский "профи".

Удивительное дело: этот боксер никогда не был ни чемпионом Европы, ни тем более мира, не участвовал в Олимпийских играх, а между тем он в десятки раз популярнее многих в своем виде спорта. И дело тут не только в самой престижной тяжелой весовой категории: громкое имя ему сделали две блестящие победы над доселе непобедимым знаменитым кубинцем Теофило Стивенсоном. 10 сентября Игорю Высоцкому исполняется 65.

Джо Луис и Игорь Высоцкий.

«Шляться по улицам мне не дал отец»

Игорь Яковлевич родился в Ягодном, а детство провел в Магадане. Отец боксера, Яков Антонович, отбывал на Колыме ссылку. Воевал на Балтийском флоте, 9 раз попадал в плен, 8 раз бежал. А по окончании войны его за то и наказали, отправив на Колыму. Даже боксом там занялся, был чемпионом Магаданской области в тяжелом весе, последний свой бой, сотый по счету, провел в день своего 50-летия. Мама Игоря, Меета Иогановна Суве, эстонка по национальности, по-русски и слова не знала, когда ее выслали на Колыму в конце 1940-х из-за того, что во время войны работала секретаршей в какой-то конторе на оккупированной территории.

Я помню, мне лет шесть было — так в одном из интервью Игорь Высоцкий вспоминает о приходе в спорт. — Отец в шесть утра разбудит, зажмет в объятиях, говорит: «Борись». Я сопел, пыхтел, не хотел сдаваться… Отдышусь на ковре и снова бороться. Или вот еще: будил и заставлял работать на реакцию, наносил удар, а мне надо было увернуться. Даже когда отец уезжал куда-то, тренироваться меня заставляла мать. Раз отец сказал, значит, так надо. Позже я не хотел ходить в секцию. Мне бы по улице пошляться с приятелями. А отец, как узнал, что я занятия прогуливаю, взял дело под свой контроль. Стал заниматься серьезно и сам не заметил, как вошел во вкус. Характер у моего отца еще тот был. И добрый, и жесткий. Он учил меня держать удар. Главные мои успехи уж точно его заслуга.

Высоцкий дебютировал на большом ринге в 18 лет, его первый бой состоялся на юниорском чемпионате ЦС «Труд» в 1971 году в Алма-Ате. Игорь боксировал с чемпионом страны Владимиром Волковым и обыграл его по очкам. Высоцкого стали приглашать на сборы.

У нас ведь была очень веселая магаданская сборная! — продолжает именитый боксер. — Как-то летели со сборов обратно в Магадан, пришлось в Новосибирске сидеть 8 часов. А у нас тренер был Борис Гитман. Очень любил собирать значки. И вот в зале ожидания народу битком, а Гитман идет, значки рассматривает. Мы выскакиваем из-за угла и его под руки: «А! Чемоданы воровать!». И на улицу. Он посмеялся, возвращается обратно в зал. Мы забегаем с другого входа и видим, что пассажиры, заметив Гитмана, начинают медленно-медленно чемоданы себе за спину убирать.

Следует отметить, что многое Высоцкому дал и тренер Евгений Жильцов. Отец задолго до боя готовил Игоря к поединку с Теофило Стивенсоном, к тому времени ставшим новой яркой звездой, практически непобедимым. Летом 1973 года в Гаване на международном турнире состоялась первая судьбоносная встреча Высоцкого и Стивенсона. Это был турнир памяти революционера Кардова Кардина. Высоцкий туда приехал всего-то чемпионом СССР среди молодежи. Теофило уже был олимпийским чемпионом, обладателем Кубка Баркера. До этой встречи Игорь уже уложил двух кубинцев. Что ему было терять? Первый раунд не удался, а вот во втором, как сам отмечает, «вошел в силу» и начал попросту избивать именитого соперника. Конечно, мешали рефери и кубинский тренер: то, мол, надо Теофило перчатку поправить, то еще что, лишь бы остановить атаки Высоцкого. Все же по очкам, со сложным счетом 3:2, победу отдали русскому боксеру, хотя бой шел в Сантьяго-де-Куба, в судейском жюри, кроме немца, болгарина и русского, были два кубинца.

200 граммов перед боем

Наверное, все-таки это был второй — на турнире в Минске, это в апреле 76-го, — спустя много лет отвечает на вопрос журналиста о самом запомнившемся бое Игорь Высоцкий. — Перед финальным боем с кубинцем сильно мандражировал. Вечером даже хватанул для успокоения стаканчик, граммов на 200, красного виноградного вина. Выхожу на ринг по-скромненькому. А он — как артист, перепрыгивает через канаты. Одно слово — профессионал, хоть вроде бы, как и я, любитель. Я сразу пошел агрессивно, он отвечает, я ухожу, показываю, что умею защищаться, тут и нырки, и уклоны. Во втором — я ему попадаю по корпусу, он мне в голову. Если честно, получили по легкому нокдауну. Но и он, и я устояли на ногах. Ну а в третьем я его достал: технический нокаут. Первый в карьере кубинца, который до того сам 98 раз отправлял соперников в настил ринга.

В 1978 году должен был наступить звездный час Высоцкого. Он блестяще выигрывает чемпионат СССР, побеждая в финальном бою Михаила Субботина. Но на чемпионате мира, где ему пророчили триумф, терпит неожиданное поражение от французского боксера.

С ринга да в… грузчики

Высоцкий покинул ринг в 1980 году после того, как 9 мая проиграл в четвертьфинале чемпионата СССР Евгению Горсткову. Это решение прежде всего определила забота о собственном здоровье: 27-летнему боксеру надоели бесконечные рассечения, случавшиеся практически в каждом бою. И ушел… в мебельный магазин, где около года работал грузчиком на доставке.

Многих, я знаю, это шокировало: Высоцкий — и вдруг грузчик! — вспоминает знаменитый колымский боксер. — Но я никакого психологического дискомфорта не испытывал. Во-первых, любой труд почетен и достоин уважения. А во-вторых, в то время попасть в грузчики было очень даже непросто — только по рекомендации или знакомству, благо работа эта неплохо оплачивалась, а мне надо было кормить семью, в которой рос сын.

В общем, судьба побросала — работал и сторожем, и сантехником, и еще бог знает кем, пока в 1991 году не занялся кооперацией и не открыл ООО «Спортивный клуб Попенченко». К боксу, честно говоря, он никакого отношения не имел — занимались в основном коммерцией.

В Химках и Мытищах

Боксерский клуб Игоря Высоцкого в Мытищах открыл двери ребятам в 2000 году. Здесь и поныне мальчишки и даже девчонки от 10 до 16 лет тренируются бесплатно. Набирают ребят имладшего возраставподготовительную группу, чтобы увести с улицы. А недавно открылся филиал в Химках. Днем сюда возят ребят со всех концов Москвы, в вечернее время зал забит взрослыми из групп здоровья. Супруга Игоря Высоцкого Марина с гордостью и любовью рассказывает об их с мужем детище, хоть, признает, клуб промежуточный — перспективных спортсменов отдают в другие, способные их вывозить и развивать карьеру.

Много лет в Мытищах работал магаданский тренер Алексей Анатольевич Ильин, сейчас он с детьми уже не занимается, но приходит на турниры. Несколько ребят стали судьями, а одна воспитанница — чемпионкой России. В общем, есть чем гордиться. В сборной страны было несколько парней из боксерского клуба Игоря Высоцкого, но, как правило, звучат совсем иные клубы, которые подхватывают перспективных боксеров и ведут к новым высоким победам.

В эти сентябрьские дни Игорь Высоцкий с женой Мариной на даче. Во время разговора с корреспондентом на заднем фоне обычные звуки — стук молотка вдалеке, рядом — лай любимой собаки. Дел на своем участке, как всегда, невпроворот, на иное иногда и времени не остается, но подтягивается по утрам Игорь Яковлевич, как сам смеется, регулярно, впрочем, по части спорта на этом и все.

Хозяйством занимаюсь, плотничаю, копаю, — перечисляет Игорь Высоцкий, радуясь звонку из далекого родного Магадана. — Позавчера вот встречался с Сашей Лебзяком, часто с ним видимся на соревнованиях. С кем еще из магаданцев? С Вовой Коганом регулярно перезваниваемся, был на встрече с земляками у Большого театра, многих повидал. В конце февраля меня зовут на турнир в Ягодное, года четыре не был на Колыме, очень хочу, но не знаю, позволят ли обстоятельства. — И переходит к совету молодым спортсменам: — Запомните, каждый боксер боится и переживает, некоторые даже очень сильно мучаются. Я читал перед боями, Джека Лондона, например, или учебники — только начнешь, и глаза закрываются — лучше снотворного! (Смеется.) А на ринге уже в своей атмосфере боя, ты живешь этим и просто работаешь, забывая обо всем. Магаданцам передавайте большой привет. Я с вами!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Игорь Яковлевич Высоцкий (род. 10 сентября 1953 г., п. Ягодное, СССР) — известный советский боксер, мастер спорта международного класса.

На международном ринге провел 26 боев, из которых 23 выиграл (всего 185 боев, из которых победил в 161). Считается одним из сильнейших боксеров-тяжеловесов 1970-х годов в любительском боксе.

Игорь Высоцкий прославился тем, что стал единственным боксером, сумевшим дважды победить 3-кратного олимпийского чемпиона Теофило Стивенсона. Он — один из трех советских боксеров (еще Евгений Горстков и Петр Заев), кто в 1978 году в Москве проводил показательные бои с чемпионом мира среди профессионалов — легендарным Мохаммедом Али.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

На одном из поединков, которые устраивало лагерное начальство между узниками ипрофессиональными боксерами, отец Игоря Высоцкого Яков бился с Максом Шмелингом, чемпионом мира в тяжелом весе, и уступил ему с небольшим преимуществом сытого немца над голодным пленным.

Когда Игорь Высоцкий только начинал заниматься боксом, тренер заставлял его кувалдой вгонять пеньки в землю, так и отрабатывал силу удара с обеих рук. Так сформировалось преимущество Высоцкого — он одинаково мощно бил с обеих рук при относительно невысоком для тяжеловеса росте — 183 см.

В 1979 году американские промоутеры давали советскому спорткомитету миллион долларов, чтобы его отпустили в Америку, но получили отказ.

Бой с Мохаммедом Али был легким, вольным, без нокаутирующих ударов, но Высоцкому нашим тренерским штабом все-таки была поставлена задача попытаться победить досрочно. Не получилось. Мохаммед был технически оченьсильным бойцоми подойти к себе для результативной атаки так и не позволил. А отработали, по словам зрителей, Высоцкий и Али очень хорошо. К слову, запись этого боя можно найти в Интернете.

О нем ходили разные слухи: и спился, и убивали его несколько раз. Как-то в такси Игорь Высоцкий разговорился с водителем, речь зашла о боксе, и тот вдруг говорит: «Слышал, тяжеловеса Игоря Высоцкого зарезали? Двадцать две ножевые раны нанесли… Умер на операционном столе».

Снимался вместе с ребятами из боксерского клуба в сериале «Громовы».

СЛУЧАЙ

«Помню, вышел однажды на ринг против голландца, здоровый такой. Я его как увидел, мне аж поплохело: ну все, думаю, три раунда с ним возиться придется! А я всегда первым номером выступал, вперед лез. Так этот здоровяк от моего левого удара упал через двадцать секунд. И уже потом в раздевалке ко мне подходит судья и на ломаном английском говорит: «Он сам большой, а сердце маленькое. А ты — маленький, а сердце — большое-большое!».