Блог
142 0

Памяти Жиля Вильнева: "История одного исключения". Жиль вильнев Автогонщик вильнев

Памяти Жиля Вильнева: "История одного исключения". Жиль вильнев Автогонщик вильнев

Жозеф Жиль Анри Вильнёв (фр. Joseph Gilles Henri Villeneuve; (инф.) 18 января 1950, деревня (теперь город) Шамбли, Квебек, Канада - 8 мая 1982, госпиталь Святого Рафаэля в Лёвене, Бельгия) - канадский автогонщикфранцузского происхождения, отец чемпиона мира по автогонкам в классе Формула-1 1997 года Жака Вильнёва. Младший брат также был автогонщиком - Жак Вильнёв-старший. За свою карьеру провел 67 Гран-при из них в 6 одержал победу. Получил смертельные травмы в аварии во время квалификации перед Гран-при Бельгии 1982 года. В честь него назван автодром в Монреале.

Биография

До Формулы-1

Жиль Вильнёв начал свою карьеру с популярных в то время в Канаде состязаний на снегоходах. Деньги и опыт, заработанные в гонках на снегу помогли Вильнёву стать одним из лучших пилотов в национальных чемпионатах Формулы-Форд и Формулы-Атлантик.

Снегоходы очень непредсказуемы в управлении, они научили его контролировать гоночный автомобиль. Если гонщик не едет первым, то из-за поднятой в воздух снежной пыли видимость ужасная. Этот опыт помог Жилю сохранять спокойствие, даже когда Гран-при проходит во время сильного дождя.

В Формуле-Атлантик он выступал за команду Ecurie Canada, едва сводившей концы с концами. Дошло до того, что в Моспорт-Парке он превратился в зрителя, поскольку команда не уплатила стартовый взнос. Тем значительнее виделся успех в чемпионате 1976 года, когда публика и соперники были потрясены его скоростью и агрессивным пилотажем.

Сезон 1977

В 1977 году с подачи экс-пилота Формулы-1 Криса Эймона, работавшего на тот момент тестером в новорожденной команде Уолтера Вольфа, Вильнёв попал в мир Больших призов. Также, во многом этому поспособствовал Чемпион Мира и первый пилот McLaren Джеймс Хант, который проникся талантом Жиля во время своего участия в показательных выступлений в Канаде. По приезде в Европу, Хант порекомендовал начальнику своей команды Тедди Майеру взять канадца. McLaren согласился предоставить Жилю свою прошлогоднюю модель М23. Вильнёв дебютировал в 1977 году на Гран-при Великобритании за McLaren. Канадца посадили в болид со старым шасси M23 третьим пилотом. Это стало возможным потому, что Джеймс Хант и Йохен Масс участвовали на болидах с усовершенствованным шасси M26. Жиль квалифицировался девятым и вполне мог завоевать очки в первом же своем Гран-при: помешал испорченный термометр, который показывал, будто движок перегревается, и он был вынужден пропустить много времени в боксах из-за неисправного датчика температуры, чтобы проверить наличие повреждения системы охлаждения. Этот вынужденный заезд в боксы помешал Вильнёву финишировать выше седьмого места. В итоге Вильнёв финишировал одиннадцатым. После уик-энда Жиль был награждён призом Driver of the day за свой агрессивный и цепкий гоночный характер, не характерный для новичка. Несмотря на столь многообещающий дебют, шеф McLaren Тедди Майер был связан обязательствами перед своими пилотами Йохеном Массом и Джеймсом Хантом и не смог предложить ничего стоящего. А спустя всего два дня гонщику позвонили из Маранелло. К тому времени двукратный чемпион мира Ники Лауда вконец разругался с руководством Ferrari, и Жилю предложили заменить австрийца в двух финальных Гран-при сезона - Канаде и Японии.

Энцо Феррари вспоминал, что когда он впервые увидел Вильнёва, тот чем-то напомнил ему великого Тацио Нуволари. Коммендаторе, человек сложный, не прощающий своим пилотам ни единой ошибки, был без ума от канадца. Возможно, старый итальянец, переживший смерть своего сына, испытывал к Вильнёву отцовские чувства.

Чрезмерно рискованное вождение, постоянные аварии, десятки разбитых болидов - Регаццони, Лауда или Ройтеман за эти выходки были бы быстро изгнаны из Скудерии. А Жилю, которого Энцо ласково называл «мой маленький канадец», всё сходило с рук.

Одна из индульгенций была выдана Вильнёву уже после второй гонки за Ferrari. В Японии его машина налетела назаднее колесоTyrrell Р34 Ронни Петерсона, как на трамплине - взлетела вверх на 15 метров и рухнула за ограждениями трассы, убив оказавшихся там фотографа и маршала, и ранив ещё с десяток зрителей. Журналисты тут же устроили Жилю настоящую травлю, заклеймив его как дилетанта, которому не место в Формуле-1.

ПобедыПоулы
6 (Канада 1978)2 (США-Запад 1979)
ПодиумыОчкиБК
13101 (107)8
Аудио, фото, видео на Викискладе

Жозе́ф Жи́ль Анри́ Вильнёв (фр. Joseph Gilles Henri Villeneuve; [ʒil vilnœv] (инф.) 18 января ( 1950-01-18), деревня (теперь город) Шамбли, Квебек, Канада - 8 мая, госпиталь Святого Рафаэля в Лёвене, Бельгия) - канадский автогонщик французского происхождения, пилот Формулы-1. Провел 67 Гран-при, из них в 6 одержал победу. Получил смертельные травмы в аварии во время квалификации Гран-при Бельгии 1982 года.

Отец чемпиона мира Формулы-1 года Жака Вильнёва, старший брат автогонщика Жака Вильнёва-старшего.

Биография

До Формулы-1

Жиль Вильнёв начал свою карьеру с популярных в то время в Канаде состязаний на снегоходах. Деньги и опыт, заработанные в гонках на снегу, помогли Вильнёву стать одним из лучших пилотов в национальных чемпионатах Формулы-Форд и Формулы-Атлантик.

Снегоходы очень непредсказуемы в управлении, они научили его контролировать гоночный автомобиль. Если гонщик не едет первым, то из-за поднятой в воздух снежной пыли видимость ужасная. Этот опыт помог Жилю сохранять спокойствие, даже когда Гран-при проходит во время сильного дождя.

В Формуле-Атлантик он выступал за команду Ecurie Canada, едва сводившей концы с концами. Дошло до того, что в Моспорт-Парке он превратился в зрителя, поскольку команда не уплатила стартовый взнос. Тем значительнее виделся успех в чемпионате 1976 года, когда публика и соперники были потрясены его скоростью и агрессивным пилотажем.

Сезон 1977

В 1977 году с подачи экс-пилота Формулы-1 Криса Эймона, работавшего на тот момент тестером в новорожденной команде Уолтера Вольфа, Вильнёв попал в мир Больших призов. Также во многом этому поспособствовал Чемпион Мира и первый пилот McLaren Джеймс Хант, который проникся талантом Жиля во время своего участия в показательных выступлениях в Канаде. По приезде в Европу, Хант порекомендовал начальнику своей команды Тедди Майеру взять канадца. McLaren согласился предоставить Жилю свою прошлогоднюю модель М23. Вильнёв дебютировал в 1977 году на Гран-при Великобритании за McLaren. Канадца посадили в болид со старым шасси M23 третьим пилотом. Это стало возможным потому, что Джеймс Хант и Йохен Масс участвовали на болидах с усовершенствованным шасси M26. Жиль квалифицировался девятым и вполне мог завоевать очки в первом же своем Гран-при: помешал испорченный термометр, который показывал, будто движок перегревается, и он был вынужден пропустить много времени в боксах из-за неисправного датчика температуры, чтобы проверить наличие повреждения системы охлаждения. Этот вынужденный заезд в боксы помешал Вильнёву финишировать выше седьмого места. В итоге Вильнёв финишировал одиннадцатым. После уик-энда Жиль был награждён призом Driver of the day за свой агрессивный и цепкий гоночный характер, не характерный для новичка. Несмотря на столь многообещающий дебют, шеф McLaren Тедди Майер был связан обязательствами перед своими пилотами Йохеном Массом и Джеймсом Хантом и не смог предложить ничего стоящего. А спустя всего два дня гонщику позвонили из Маранелло. К тому времени двукратный чемпион мира Ники Лауда вконец разругался с руководством Ferrari, и Жилю предложили заменить австрийца в двух финальных Гран-при сезона - Канаде и Японии.

Энцо Феррари вспоминал, что когда он впервые увидел Вильнёва, тот чем-то напомнил ему великого Тацио Нуволари. Коммендаторе, человек сложный, не прощающий своим пилотам ни единой ошибки, был без ума от канадца. Возможно, старый итальянец, переживший смерть своего сына, испытывал к Вильнёву отцовские чувства.

Чрезмерно рискованное вождение, постоянные аварии, десятки разбитых болидов - Регаццони, Лауда или Ройтеман за эти выходки были бы быстро изгнаны из Скудерии. А Жилю, которого Энцо ласково называл «мой маленький канадец», всё сходило с рук.

Одна из индульгенций была выдана Вильнёву уже после второй гонки за Ferrari. В Японии его машина налетела на заднее колесо Tyrrell Р34 Ронни Петерсона, как на трамплине - взлетела вверх на 15 метров и рухнула за ограждениями трассы, убив оказавшихся там фотографа и маршала, и ранив ещё с десяток зрителей. Журналисты тут же устроили Жилю настоящую травлю, заклеймив его как дилетанта, которому не место в Формуле-1.

Сезон 1978

Ему понадобился целый год, чтобы изменить превратное представление: долгие тест-сессии на домашнем треке Ferrari во Фьорано и первые очки. В Австрии Жиль финишировал третьим и завоевал свой первый подиум. В последней гонке сезона Вильнёв одержал победу на домашней трассе на глазах своих болельщиков в Монреале. Формульной публике понадобилось время, чтобы понять: Вильнёв - это феномен, живая легенда.Жиль был удивительно цельной натурой. Он ненавидел притворяться, жеманничать, окружать себя толпами особо приближенных поклонников. Вильнёв был уверен в себе и не нуждался в людях, которые говорили бы ему, как он хорош и талантлив, он знал это, болельщики тоже. Его появление на трассе вызывало живейший интерес, даже если это был всего лишь круг прогрева. Люди знали, на что способен Жиль, и в воздухе повисала атмосфера ожидания чуда.

Сезон 1979

После первогополного сезонав Формуле-1 и в Ferrari Энцо всё ещё не видел Жиля в качестве первого пилота Скудерии. На место ушедшего в Лотус Ройтемана пригласили южноафриканца Джоди Шектера в надежде, что тот принесёт команде титул. О переходе Шектера начали думать уже в конце 1978 года, также в Маранелло думали о том, чтобы на место Жиля пригласить француза Депайе в случае, если канадец будет против того, чтобы оставаться вторым пилотом. Но Вильнёв дал понять, что он готов поработать на команду и помочь Скудерии и Шектеру в достижении результата, к которому они стремились.

Талант Жиля раскрылся в первых гонках этого сезона. На Интерлагос в Бразилии заработал первые очки в новом году. Он финишировал впереди своего напарника, на пятом месте. В следующей гонке, в Южной Африке он одержал свою вторую победу. Так же в этом сезон он выиграл две гонки в США: в Лонг-Бич и на Уоткинс-Глен. В Дижоне Вильнёв занял вторую ступень подиума. Эта гонка вошла в историю Формулы-1: на последних кругах Рене Арну ехал за Жилем, не предпринимая никаких попыток его обогнать, однако когда узнал о неполадках в управляемости болида канадца и проблемах с шинами, начал атаковать, установив походу гонки быстрый круг. Рене сумел догнать и обогнать Жиля Вильнёва, но тут же мотор на его Рено начал терять свою мощность. Получившаяся на последних кругах плотная борьба Вильнёва и Арну считается одним из самых примечательных эпизодов в истории Формулы-1. Гонщики использовали всю ширину трассы вместе с обочинами, множество раз вылетали и сталкивались колесами, несколько раз менялись позициями. На финише последнего круга Арну зашёл в последний поворот чуть шире, чем нужно, и Вильнёв смог проскользнуть вперед, финишировав на четверть секунды впереди соперника. Впоследствии оба гонщика очень высоко отзывались об этой борьбе:

Напряженная схватка за второе место отвлекла внимание от уверенной победы Жабуи, которая стала, во множестве смыслов, первой в Формуле-1: для гонщика, для команды, для турбомотора. Фактически, эта победа обозначила начало новой эры - вскоре большинство болидов стали оборудовать турбомоторами.

По ходу сезона Вильнёв на каком-то промежутке времени опережал Шектера, победившего в Зольдере и Монако. Развязка наступила в Монце. Победа Шектера делала его чемпионом, победа Жиля - чемпионство Джоди откладывало. В гонке канадец стартовал с пятой позиции, а его напарник с третьей. Финишную черту они пересекли вместе, с разницей меньше в половину секунды. После гонки Жиль сказал, что не старался атаковать своего партнёра по команде, это был день Джоди, для Вильнёва главное гонки, Жиль был уверен, что он ещё успеет завоевать Корону, а для Шектера карьера в Формуле-1 подходила к концу. В итоге Жиль Вильнёв стал вице-чемпионом мира 1979 года, уступив 4 очка Шектеру, но тифози отдали должное Вильнёву, считая его не менее достойным чемпионского титула.

Сезон 1980

Сезон восьмидесятого года сложился для пилота непросто, как и для всей команды. При разработке машины для нового сезона, команда выбрала неправильную стратегию, что привело к грандиозному провалу: канадец и южноафриканец с трудом финишировали в очках, а в квалификации, зачастую, боролись не за позицию на стартовой решётке, а просто за право выйти на старт. Столь большая неудача привела к потере мотивации для Шектера в участии в гонках. В этом году напарник Жиля только в одном Гран-при сумел заработать очки и по окончании сезона Джоди досрочно завершил карьеру гонщика. Вильнёв попадал в очки пять раз, при том, что за весь сезон не смог финишировать выше пятого места.

Сезон 1981

В 1981 году Ferrari создала свой турбомотор и Вильнёв доводил его на шасси 126C во Фьорано. Ferrari начиналановую игру, пригласив француза Дидье Пирони - победителя 24 часа Ле-Мана 1978 года. Приход быстрого и результативного напарника подстегнул Вильнёва, и лидер команды ответил блестящими результатами. В то время Жиль был готов пригласить в своё расположение любого, поскольку знал, что новая машина сможет принести ему чемпионский титул. В тот год он одержал две блестящие победы. В Монако показал всё, на что он способен, когда отыграл 6 секунд отставания от Алана Джонса и за четыре круга до финиша вышел на первое место. В том же стиле он выиграл и следующий Гран-при, в Испании, правда, в Хараме он опередил Джонса ещё на тринадцатом круге, после чего возил позади себя группу из пяти соперников.

Во второй половине чемпионата ему не удавалось показывать таких же блестящих результатов, как в самом начале. Но несмотря на это, Жиль нисколько не сомневался в том, что в следующем сезоне он станет чемпионом мира. Он готов был использовать поддержку команды, которая в то время была полностью на его стороне. Канадец чувствовал это и работал, не жалея себя.

Сезон 1982

К 1982 году состав пилотов Ferrari не изменился. Вильнёв и Пирони напряжённо готовились к сезону, дорабатывая свои болиды на предсезонных тестах, однако первые гонки принесли обескураживающий результат: три схода на первых двух этапах и всего одно очко. На Гран-при США-Запад в Лонг-Бич, несмотря на третье место в гонке, Жиля дисквалифицировали за то, что на его болиде стояло антикрыло необычной конструкции.

Четвёртый этап сезона проходил в Имоле на автодроме Энцо и Дино Феррари. Вильнёв и Пирони заняли третье и четвёртое место на стартовой решётке. Началась гонка, и лидерство захватил обладатель поула, фаворит Рене Арну на «Рено », но на двадцать седьмом круге его потеснил Жиль. Рене смог восстановить статус-кво на тридцать первом круге. Шёл сорок четвёртый круг, когда двигатель у «Рено» загорелся, Жиль на тот момент уже вышел в лидеры, Рене Арну вынужден был прекратить гонку, съехав на обочину. Следом за Жилем следовал его напарник Пирони. Сразу после схода Арну Вильнёв, сбросив скорость и притормозив у обочины, пропустил вперёд Пирони. Тут же из Скудерии пилотам показали таблички с приказом «SLOW», призывая гонщиков ехать медленнее, без риска, и экономить топливо, тем самым добраться до финиша в целости, привезя команде Ferrari дубль. Лидерство Пирони длилось лишь пару кругов. Они ехали круг за кругом, ещё по разу потеснив друг друга с первой позиции. На последний круг Жиль вышел лидером, но уже после первого поворота «Тамбурелло» Пирони начал атаку Жиля, что привело к обгону в повороте «Вильнёв» и блокировке Вильнёва в «Тозе». Такое поведение Дидье Пирони застало Жиля Вильнёва врасплох - он представить себе не мог, что его друг и напарник был готов нарушить внутрикомандную договорённость, поставив свои прагматические интересы выше личных отношений. Вильнёв уже не в силах был обогнать Пирони, который финишировал на треть секунды быстрее Жиля. На награждении Вильнёв выглядел удручённым, и вскоре покинул подиум расстроенным, не дождавшись завершения церемонии награждения. После этого уик-энда канадец поклялся «бить» Пирони в каждой гонке.

Но через тринадцать дней, 8 мая, после Гран-при Сан-Марино, Вильнёв не в силах был превзойти квалификационное время напарника на Гран-При Бельгии.Лучшее времякруга Жиля на трассе в Золдере было на 0,115 секунды больше, чем у француза. Шли последние минуты квалификации, и Вильнёв отправился на последний заезд в надежде попытаться улучшить результат. За 8 минут до конца квалификации тридцатидвухлетний канадец ведёт болид на пределе, и после прохождения поворота «Бутте» Ferrari № 27 на огромной скорости задевает передним левым колесом правое заднее колесо автомобиля March Йохена Масса - бывшего напарника Вильнёва по McLaren. В результате столкновения машина Жиля взлетела вверх, по инерции пролетела до поворота «Терламенбохт», совершив несколько ужасающих кульбитов, перед тем как рухнуть на асфальт. Рывок был такой силы, что ремни безопасности не выдержали и сорвались с креплений, пилота выбросило из кокпита вместе с сиденьем. От машины уже остался один только корпус, двигатели и колёса разлетелись по всему участку трека. Жиль пробил одно ограждение и ударился затылком о столбик следующего с такой силой, что с головы пилота слетел шлем. Подоспевший к месту аварии доктор Сид Уоткинс обнаружил, что канадец не дышит. Ему при помощи кислородной маски сумели восстановить дыхание. Уоткинс заметил странную деталь: на гонщике не было не только шлема, но и ботинок, и даже носков. Что его поразило ещё больше, так это то, что при такой тяжести аварии на «маленьком канадце» не было ссадин, гематом и других видимых повреждений, но пульс был очень частым, лицо бледным, а зрачки были сильно расширены. Стало понятно, что речь, скорее всего, идёт о сильном повреждении позвоночника. В госпитале Святого Рафаэля в Лёвене профессор Де Луз, сделав рентгеновские снимки, Вильнёву поставил диагноз: смертельный перелом шеи в месте, где позвоночник соединяется с черепом. Узнав об аварии, его жена, находившаяся в Монако, немедленно выехала в Бельгию. У Вильнёва был повреждён спинной мозг, что означало невозможность его реанимации при остановке сердца. Вскоре у него наступила клиническая смерть и все попытки его спасти оказались тщетны. В 21:12 того же дня Жиля Вильнёва не стало.

Факты

  • После аварии на Гран-при Италии 1980 года поворот на трассе Имола, в котором вылетел Жиль, был назван в его честь.
  • 21 ноября 1981 года Жиль на взлетной полосе военного аэродрома Истрана, управляя Ferrari-126 CK, с которой для уменьшения лобового сопротивления были сняты антикрылья, смог на дистанции в 1 км опередить истребитель F-104 Starfighter итальянских ВВС. Средняя скорость канадца составила 260 км/ч. [ ]
  • На письменном столе в кабинете Энцо Феррари стояла фотография Вильнёва. [ ]
  • Жиль играл на тромбоне и фортепиано. Так, во время забастовки пилотов в 1982 году, он совместно с Элио де Анджелисом развлекал игрой на рояле запершихся в отеле в Кьялами гонщиков, пока они все ожидали результатов переговоров с FISA и Экклстоуном.

Результаты гонок в Формуле-1

Легенда к таблице
В таблице перечислены результаты всех Гран-при Формулы-1, в которых принимал участие пилот. Строками таблицы являются сезоны, столбцами - этапы Гран-при. В каждой клетке указаны сокращённое название этапа и результат гонщика, дополнительно обозначенный цветом. Расшифровка обозначений и цветов представлена в нижеследующей таблице.
ПримерОписание
1Победитель
2Второе место
3Третье место
5Финишировал в очковой зоне
12Финишировал вне очковой зоны
НКЛФинишировал, но не классифицирован
15Участвовал вне зачёта, либо по отдельной классификации
18Не финишировал, но классифицирован
СходНе финишировал и не классифицирован
НКВНе квалифицирован
НПКВНе предквалифицирован
ДСКДисквалифицирован
ИСКИсключён из протокола
тестТестер по пятницам
НСУчаствовал в Гран-при в качестве боевого пилота, но не стартовал в гонке
ТТравмирован или болен
ОТКОтказ от участия
НТРПрибыл на Гран-при, но не участвовал даже в тренировках
НПРБыл заявлен в числе участников Гран-при, но не прибыл к началу соревнований
ОГонка отменена
Не участвовал
Поул-позиция
Быстрый круг
ГодКомандаШассиДвигательШ1234567891011121314151617МестоОчки
Marlboro Team McLarenM23Cosworth DFVGАРГБРАЮЖНСШЗИСПМОНБЕЛШВЕФРАВЕЛ 11ГЕРАВТНИДИТАСШВ-0
Scuderia Ferrari312 T2Ferrari B12КАН 12ЯПО Сход
Scuderia Ferrari312 T2Ferrari B12MАРГ 8БРА Сход917
312 T3ЮЖН СходСШЗ СходМОН СходБЕЛ 4ИСП 10ШВЕ 9ФРА 12ВЕЛ СходГЕР 8АВТ 3НИД 6ИТА 7СШВ СходКАН 1
Scuderia Ferrari312 T3Ferrari B12MАРГ 12БРА 5247 (53)
312 T4ЮЖН 1СШЗ 1ИСП 7БЕЛ 7МОН СходФРА 2ВЕЛ 14ГЕР 8АВТ 2НИД СходИТА 2КАН 2СШВ 1
Scuderia Ferrari312 T5Ferrari B12MАРГ СходБРА 16ЮЖН Сход

Автогонки жестоко карали своих героев. Восьмого мая 1982 года во времяпоследних минутквалификации на Зольдере в Бельгии так случилось и с Вильневом. Зацепив болид March Йохена Масса, Ferrari Вильнева взмыл в воздух. Жиль вылетел, ударился в ограждение и сломал шею. Ему было 32 года.

Стартов в Гран-при у Жиля было 67. Побед - 6. Поул-позиций - 2. Быстрейших кругов - 8. Всего очков - 107. Если есть пилот, чья репутация меньше всего держится на статистике, так это Жиль Вильнев. Его карьера началась из ничего. Маленький человек из Канады, который ездил на снегоходах, вдруг пересел на Ferrari. Для этого пилота игра по мелочи была наказанием, и каждое из 107 очков он заработал единственным известным ему способом - гнал на все деньги. И не просто быстро, как мог, а ярко, зрелищно, цепляясь там, где это было невозможно. А когда уже не мог цепляться, скользил с такой мастерской бесшабашностью, которая говорила не иначе как о Божьем даре. Наблюдать за ним было наивысшим восторгом.

Он наголову разбил Джеймса Ханта в гонке в Квебеке в 1976 году, заработал контракт на выборочные гонки с McLaren и дебютировал в Формуле-1 в Гран-при Великобритании в 1977 году. Он пришел девятым в квалификации и чуть-чуть промахнулся с финишем в очках из-за лишнего пит-стопа. Босс McLaren Тедди Мейер почему-то не удержал его... 29 августа 1977 года Энцо Феррари взял Вильнева на место Ники Лауды. По меркам самого известного имени в автоспорте это выглядело смелым шагом в неизвестность. Однако Старик точно знал, что делает.

Почти через 35 лет Пьеро Феррари хихикает, вспоминая: Как известно, отцу лучше было не противоречить. Никто не мог его переубедить. Он желал показать миру, что сделал правильный выбор.

Однако не сразу смог сделать это. Аварий и несчастных случаев было так много (в том числе жуткое сальто в толпу на Фудзи в 1977 году, двое погибших), что Энцо быстро прозвал его Принцем разрушения. А привычка Жиля ездить на пределе испытывала терпение соперников. Но вскоре он перестал допускать ошибки и больше не лез на рожон – сколько бы об этом ни судачили. Вспомните, как он выступал на легендарном Гран-при Франции в 1979 году, 34 круга сражаясь с Рене Арну колесо в колесо и ни разу не коснувшись его, - вот подтверждение. Или как в том же году в дождь прошел Уоткинс-Глен на 9,6 секунды быстрее всех остальных. Или о том, как он управлялся с мощным, но жутко неповоротливым Ferrari 126C в 1981 году и привел его к победе в Монако и Хараме (вот оно, мерило таланта, как говорят большинство знатоков).

Я думал только о том, чтобы не разбиться, а Жиль должен был быть самым быстрым на каждом круге, даже на практике, – сказал как-то его товарищ по команде и чемпион мира 1979 года Джоди Шектер. - Автогонки для него были романтикой. Мы близко дружили, гонялись за одну команду, но совершенно по-разному относились к работе.

Жиль был честным, почти наивным парнем. А его имидж дерзкого, беспечного ездока… он таким не был, – сказал мне Шектер много позже. - Он думал о безопасности и упорно работал над гонкой, хотя в машине мог поддаться куражу. Он пытался победить на каждом круге, а я пытался победить в гонке.

АВАРИЙ И НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ БЫЛО ТАК МНОГО, ЧТО ЭНЦО ВСКОРЕ ПРОЗВАЛ ЕГО "ПРИНЦЕМ РАЗРУШЕНИЯ"

На самом деле, в чемпионате 1979 года должен был победить Жиль, а не Шектер. На трассе Зольдер Джоди нечаянно толкнул его в Williams Клея Регаццони, спровоцировав дорогой пит-стоп - пришлось менять нос болида. А в Зандвоорте случился прокол - это запечатлено на знаменитом и историческом для Формулы-1 фото – который отобрал у него победу в гонке и в чемпионате. Жиль принял все это спокойно. Он знал, что его время придет…

Его любили все. И до сих пор любят. Вот почему его гибель 8 мая 1982 года вспоминают и через 30 лет в месте, которое для него так много значило, - во Фьорано. А дорога, которая ведет к воротам знаменитой трассы Ferrari, называется Виа Жиль Вильнев. У бюста пилота на главном перекрестке всегда лежат свежие цветы. Не только Энцо Феррари любил его как сына, но и вся Италия.

Тридцатая годовщина стала очень заметной. Сын Жиля, чемпион мира 1997 года, Жак ездит по Фьорано на отцовском 312 T4 1979 года. Достойная дань памяти человека, которого пришли почтить глава Ferrari Лука ди Монтедземоло, вице-президент Пьеро Феррари, главный исполнительный директор Амедео Фелиза, бывший технический директор Мауро Форгьери, не говоря уже о Фернандо Алонсо и Фелипе Масса, и другие гости, в том числе вдова Жиля Джоанна и дочь Мелани. Уже была неофициальная церемония в Модене, где собралось более 20 000 тиффози. Много вы сможете вспомнить пилотов Формулы, которых так же любят до сих пор?

Момент

Жак садится в Ferrari 126C своего отца. Тогда пилоты больше уважали границы возможного, больше уважали друг друга

Жак делает несколько кругов, ему помогает команда механиков Жиля - большинство в желтых куртках Agip, многим далеко за семьдесят. Бренда Вернор, секретарь и секретное оружие Энцо вплоть до его смерти в 1988 году, прикладывает к глазам платок. Жиль ночевал у меня дома, - вспоминает она. - Он был мой сыночек, чудесный человек. Имейте в виду, я помню, как они дали ему T5… «Сами попробуйте прокатиться на этом куске дерьма!» - сказал он им…

Катастрофическая аэродинамика T5 - отдельный разговор. Его предшественник Т4, который принес победу в чемпионате конструкторов и пилотов в 1979 году, звучит и выглядит совершенно волшебно. Он напоминает, что Ferrari зиждется на 12 цилиндрах. Жак даже сумел исполнить силовое скольжение на выходе из сложной шпильки. Он явно наслаждается, но когда я разговариваю с ним после, он говорит, как всегда, без обиняков и сантиментов. Даже в такой день.

Сидишь, как в консервной банке, - говорит он. - Поражаюсь, что больше никто не покалечился. Было полно аварий, но дело в том, что пилоты больше уважали границы возможного, больше уважали друг друга и никто не делал гадостей. Они рисковали, но не выталкивали друг друга на газон на главной прямой, как делают сейчас.

Раньше он отказывался признавать, что продолжает дело отца. А влияет ли наследие отца на его карьеру сейчас? Мне часто говорили: «Что, продолжаешь дело отца?» А я отвечал: «Нет, мне самому это нравится». И начиналось: «А, ты ненавидишь своего отца…» Поэтому я подумал: «Знаете что, давайте просто оставим это и пойдем дальше». Во мне не видели просто пилота, всем казалось, что есть некая романтическая причина, почему я пошел в автоспорт.

Жалко ли, что отец не увидел моей карьеры? Честно говоря, если бы он был жив, у меня бы никакой карьеры не было. Думаю, он взял бы это под контроль и не дал мне быть самим собой. В какой-то мере его смерть мне помогла...

Я восхищен честностью парня. Его мать Джоан взяла трубку в тот вечер, когда Энцо Феррари позвонил и предложил Жилю перейти к нему ( Я решила, что кто-то нас разыгрывает ). И Джоан пришлось пережить последовавший за гонкой скандал на Имоле и предательство Пирони. Будет ли когда-нибудь раскрыта вся правда?

Жиль был вне себя, но он был таким человеком, что не мог долго бушевать, - говорит Джоан. - Он успокоился. Он хотел победить Пирони в следующей гонке, но больше для того, чтобы показать всем, что произошедшее - несправедливость. Когда Жиль садился в болид, он уходил туда, где ничто другое не было важно - все то, что снаружи, просто исчезало. Все. Обида или голод… все, кроме гонки, отпадало. Поэтому, я думаю, он не испытывал ненависти, когда ехал на Зольдер. Думаю, он ушел бы из Ferrari к концу 1982 года. Для Жиля самым главным было доверие, а без него было бы трудно работать дальше.

Для Энцо Феррари это стало большим ударом, какую бы политику он ни вел потом. Моя жизнь полна грустных воспоминаний, - писал он. - И когда я оглядываюсь назад, я вижу среди любимых лиц лицо этого великого человека. Жиль Вильнев был еще одним сыном, которого он потерял. Для Джоан он был не только великим пилотом, но мужем и отцом ее детей.

Скучаю ли я по нему? О да, - говорит она. - Не каждый день, наверное, но он был единственным, кому я могла доверять безоговорочно… такое трудно найти. Больше всего мне не хватает этого. Знать, что кто-то всегда будет на твоей стороне.

ТЕКСТ: ДЖЕЙСОН БАРЛОУ / ФОТО: FERRARI, GETTY, СORBIS, LAT, SCHLEGELMILCH

Жиль Вильнёв никогда не был чемпионом мира: стартовав в 67-ми Гран При канадец выиграл лишь шесть из них, завоевав уважение коллег и любовь болельщиков своим невероятным, безрассудным стремлением к победе. Кто-то считал его идеалом, кто-то обвинял в безрассудстве, но все соглашались с тем, что это был действительно удивительный, уникальный гонщик.

Двадцать пять лет назад, 8 мая 1982 года Жиль Вильнёв погиб на квалификации в Зольдере. Мы хотим вспомнить этого человека...

Жиль Вильнёв (Joseph Gilles Henri Villeneuve) родился 18 января 1950 года в Сен-Жан-сюр-Ришелье, франкофонском районе Квебека, а в восемь лет, вместе с родителями перебрался в городок неподалеку - Бертивилль (потом канадец часто напоминал о своей провинциальности). Любовь к скорости родилась в совместных поездках с отцом, потом Жиль сам сел за руль родительской машины, а в 1966-м сдал на права и купил свою первую машину.

Первые успехи пришли в национальном канадском шоу - гонках на снегоходах, где многое зависело от умения контролировать занос. Современных гонщиков еще в картинге учат его избегать – машина не должна сопротивляться трассе, должна ехать «как течет вода», но удивительно - приобретенный навык часто помогал Жилю в карьере, причем выглядело это вполне естественно - у этого парня все получалось. Местный производитель снегоходов - компания Skiroule оплачивала успехи Жиля, а позже финансировала его старты в Формуле Atlantic.

Осенью 1970-го Жиль и Джоан Барте оформили свои отношения. Познакомились они недавно, но на одном из первых свиданий гонщик прокатил девушку на своей машине и сердце юной красавицы дрогнуло. Жена гонщика - удел смелых, но Джоан трудностей не боялась. 17 октября они обвенчались, уже весной, 9 апреля, родился сын - Жак, а в 1973-м дочка - Мелани.

В том же 1973-м Жиль стал чемпионом Квебека в Формуле Ford, выиграв семь гонок из десяти, в 1974-м, не забывая побеждать в коммерческих гонках на снегоходах, дебютировал в Формуле Atlantic. Через год пришла первая победа, причем в сложной дождевой гонке, а 1976-й принес два титула – в Канаде и США. На одном из этапов, в Труа Ривьер, Жиль встретился на трассе с Джеймсом Хантом (который в том сезоне заработал титул в Формуле 1) и Аланом Джонсом (который этот титул завоюет в 1980-м). Гонку канадец выиграл, настолько удивив грандов стилем и смелостью, что Хант убедил руководство McLaren в том, что парня непременно нужно пригласить на тесты.

Вильнёв прилетел в Сильверстоун и сел за руль, показав неплохое время, но вылеты и странный стиль управления машиной не убедил Тедди Майера. Босс McLaren все же рискнул, заявив Жиля на Гран При Великобритании, но после финиша на 11-м месте контракт не состоялся, хотя канадец показал пятое время на круге и мог заработать очки, если бы не проблемы с перегревом мотора.

Кто знает, как сложилась бы его карьера в McLaren, но именно там, в Сильверстоуне на канадца обратил внимание Энцо Феррари. В сентябре стороны подписали бумаги, и Жиль вместе с семьей переехал в Канны, уже в статусе гонщика Ferrari - команды, которой он был предан до конца.

Жиль Вильнёв: "Если кто-то попросил бы меня назвать три желания, я ответил бы мгновенно. Первое - гоняться, второе - гоняться в Формуле 1, третье - гоняться в Формуле 1 за Ferrari".

Так получилось, что команду как раз покинул Ники Лауда, досрочно завоевавший титул, но разругавшийся с Энцо. Его место и предложили Вильнёву. Сезон 1978 года принес девятое место в чемпионате и первую победу. Канадец боролся с машиной, техника ломалась, он часто попадал в аварии и уступил более опытному Карлосу Рейтеману, но многому научился и, рискнув с выбором резины на Гран При Канады, к восторгу трибун, выиграл национальный Гран При.

В 1979-м напарником Жиля стал Джоди Шектер, и канадец вполне мог выиграть титул, но формально «первым номером» считался Шектер, и в Монце Вильнёву напомнили о старом принципе Ferrari - стартовавший первым, первым и финиширует. Жиль уступил, но оба гонщика закончили сезон с равным количеством побед, а Шектер стал чемпионом, выиграв у канадца лишь четыре очка.

Два следующих сезона прошли под знаменами Williams, Ferrari уступала по всем показателям, но Вильнев все же приехал первым в Монако’81 и Испании’81. В том же 1981 напарником Жиля стал Дидье Пирони, и первую дуэль канадец выиграл - 25 очков и 7-е место по итогам сезона против 9-ти и 13-го места у француза. Гонщики сдружились - Вильнева предупреждали о непростом характере Пирони, но Жиль легко сходился с коллегами и не обращал внимания на реплики журналистов. К тому женовый сезонон начинал фаворитом, команда его безусловно поддерживала, а построенная Харви Постлтуэйтом Ferrari 126С2 позволяла надеяться на хороший результат.

В Бразилии Вильнёв лидировал, но вылетел с трассы, в Лонг Бич финишировал третьим и был дисквалифицирован, а произошедшее в Сан-Марино вошло во все энциклопедии, став примером конфликта характеров...

В Имоле, за пятнадцать кругов до финиша четвертого Гран При сезона, из-за проблем с мотором сошел Рене Арну, поулмэн и лидер гонки. В Ferrari тут же попросили гонщиков не спешить, чтобы гарантировано привезти дубль - Вильнёв ехал первым, Пирони - вторым. Гонщики по-разному восприняли просьбу команды - Жиль немного сбросил скорость, а Дидье прибавил и обогнал канадца. Жиль тут же отыгрался, считая, что Дидье просто развлекает зрителей, и снова сбросил скорость. Вопрос с победителем вроде бы решен, но на последних кругах Пирони снова атаковал и блокировал попытки Вильнёва вернуть позицию. На подиуме вчерашние друзья не подали друг другу руки, Жиль чувствовал себя обманутым и поклялся больше не разговаривать с французом.

Через две недели, пытаясь выиграть у Пирони квалификацию в Зольдере, на торможении в конце прямой Butte Жиль врезался в March Йохена Масса. Ferrari взлетела в воздух, отсильного ударалопнули ремни безопасности и гонщик вылетел из машины. Медики сработали оперативно, через десять минут медицинский вертолет вылетел в ближайший госпиталь, но к вечеру поступило страшное известие: гонщик умер, не приходя в сознание.

Специальным рейсом канадских ВВС тело Жиля доставили на родину. На похоронах в Бертивилле его бывший партнер по команде Джоди Шектер произнес несколько слов: "Мне будет не хватать Жиля по двум причинам. Первая: он был самым быстрым гонщиком в истории автоспорта, вторая - он был настоящим мужчиной, лучшим из тех, кого я встречал в жизни. Он не ушел. Память о том, чего он достиг, что успел сделать, всегда будет с нами..."

Жиль Вильнёв никогда не скупился на оригинальные поступки. Даниэле Аудетто, бывший менеджер«Феррари», вспоминал, например, что однажды невысокий щуплого телосложения канадец въехал в фойе отеля на своём байке. Служащие пытались вразумить парня, но тот с невероятным самообладанием и квебекским акцентом делал вид, что не понимает, чего от него хотят. Несмотря на подобные штучки, Жиля Вильнёва любили почти все: в душе он оставался ребёнком. Дерзким, не всегда послушным, но увлечённым ребёнком. И к тому же очень быстрым гонщиком.

Разминка боем

В Формуле-1 парня никто не знал. Джеймс Хант, действующий чемпион мира, заметил Жиля Вильнёва на показательных заездах в Канаде и посоветовал Тедди Майеру присмотреться к 26-летнему гонщику. Ханта услышали, и когда у «Макларена» появилась лишняя машина, Жиль Вильнёв дебютировал на «Сильверстоуне».

Канадцу досталась M23, которая в прошлом сезоне принесла Ханту титул, но очевидно уступала новой M26. Старые M23 «Макларен» продавал частникам, а одну доверил Вильнёву. Жиль квалифицировался девятым, но атаковал, поднялся на седьмое место и намеревался побороться за очки. Механики вдруг позвали гонщика в боксы и начали ковыряться в двигателе - из-за неисправности датчика температуры инженеры были уверены, что мотор перегревается.

Тогда Вильнёв очков не набрал - он финишировал 11-м, в двух кругах от победителя Джеймса Ханта. Но дебют канадца произвёл впечатление. Смелый и агрессивный пилотаж сочетался с отменным чувством машины. У «Макларена» уже были действующие контракты на будущий год, и сделать Вильнёву предложение в Уокинге не могли. Уже через два дня после гонки с Жилем связалась «Феррари», и его переезд в Маранелло стал делом решённым.

Прилежный боец

Вильнёв отлично подходил духу «Феррари». Его смелый стиль будто изначально создавался для мощного сердца Маранелло. И в то же время Жиль был самым нелогичным выбором для «Скудерии». Лидером команды стал опытный Карлос Рейтеманн, но выступать на одном уровне с Ники Лаудой аргентинцу не удалось. Вильнёв же с его опытом в качестве кандидата в чемпионы от Маранелло ещё не тянул.

Канадцу было необходимо учиться, и он вникал в каждый аспект работы механиков. Он мирился с тем, что его ещё не воспринимают всерьёз и делают ставку на Рейтеманна, но лишь ради того, чтобы набраться достаточных для победы сил и знаний. Вильнёв постоянно крутился вокруг механиков, обо всём их расспрашивал.

Жиль был увлечённым человеком. Ему не приходилось воспитывать в себе прилежность, просто ему было очень интересно. Всегда открытый и искренний Вильнёв располагал к себе простых механиков - во времена выступлений Ники Лауды за «Феррари» они к такому не привыкли. Инженеры с охотой рассказывали гонщику об особенностях настроек и нюансах поведения машины.

Вильнёв раз за разом выезжал на трассу и атаковал как мог. Периодически это приводило к авариям - технику он не жалел так же, как самого себя. Вернувшись в боксы, Жиль первым делом шёл к инженерам выяснить, что пошло не так или какую именно ошибку он допустил. «Гонки были для него главным в жизни, он буквально ими дышал и потому оказывался в курсе всего», - рассказывал Жерар Дюкаруж, конструктор «Лижье» и «Лотуса».

При этом Вильнёв не был ограничен одними гонками. Он гонял на собственном катере, с удовольствием устраивал показательные заезды на любых автомобилях, соревновался с истребителем. Его привлекало любое движение само по себе - когда он был не за рулём, его внимание было сосредоточенно на окружающих и их занятиях.

«Жиль был очень искренним, до наивности искренним», - считает Джоди Шектер. Шектер пришёл в «Феррари» перед сезоном-1979. В Маранелло стремились вернуться в борьбу за чемпионский титул и выигрывавший гонки за рулём «Тиррелла» и «Вольфа» южноамериканец был похож на нужного человека. Для Вильнёва это означало то, что он останется на вторых ролях, но гонщик был рад уже самому факту контракта. В Маранелло рассматривали возможность замены канадца на Патрика Депайе, но Энцо дал Жилю ещё один шанс.

Вильнёв очень часто попадал в аварии. Он быстро учился, вникал во все процессы, но не знал границ своих возможностей. Его первыми гонками были соревнования снегоходов, он научился очень быстро и точно реагировать на ощущения от техники. Гоняясь, Жиль ориентировался на инстинкты, не задумываясь о траекториях. Нечеловеческая страсть и гоночная интуиция позволяли ему быть очень быстрым, но они же порой толкали его за грань.

«Если ты идёшь 10-м, ты должен атаковать, чтобы финишировать выше, - считал сам Вильнёв. - Да, иногда это приводит к сходам, но гл авное - не финишировать 10-м».

Надежда Маранелло

К сезону-1981«Феррари» построила новую машину - 126C. Это была эволюция 312T, которая принесла три Кубка конструкторов команде и два чемпионских титула Лауде. Новые правила ограничивали турбодвигатели шестью цилиндрами - отчасти это была предыдущая машина, переделанная под новые требования.

Мотор «Феррари» был очень мощным и хорошо смотрелся в квалификации, но в гоночной конфигурации был ненадёжен. Вместе с этим автомобиль обладал не лучшим балансом и жёсткой подвеской, что порой делало его неуправляемым. Втрёх первыхГран-при сезона ни Вильнёв, ни его новый напарник Пирони не добрались до финиша. Хотя Жилю удалось выиграть в Монако и Хараме, сезон для «Феррари» был потерян. Однако многие понимали, что стоит им решить проблемы, и «Скудерия» будет в числе фаворитов.

С приходом Харви Постлтуэйта машина стала смотреться значительно лучше. Доработанный двигатель выдерживал дистанцию гонки, полностью переработанное шасси, став компактнее и проворнее, теперь было покладистым и удобным. Сезон выглядел для «Феррари» многообещающе, но первые гонки выиграл «Рено».

На третьем этапе сезона в Лонг-Бич Вильнёв финишировал третьим, но судьи дисквалифицировали канадца за нестандартное заднее антикрыло. Следующая гонка проходила в Имоле, и после двойного схода «Рено» в лидеры выбилась пара «Феррари».

Первым шёл Жиль Вильнёв, но Дидье Пирони прессинговал напарника. Обеспокоенные возможным столкновением, инженеры дали команду остыть и завоевать победный дубль на трассе имени Дино. Вильнёв сбросил скорость, но Пирони посчитал, что бороться гонщикам не запретили. На финальном круге Дидье прошёл Жиля и первым пересёк линию финиша. Вильнёв был в бешенстве. Он отдал команде несколько лет и чувствовал, что его предали.

Жиль был целиком предан «Феррари», где командный результат считался важнее личного. Пирони же поставил частные интересы выше коллективных. Вильнёв готов был до поры исполнять роль оруженосца при Шектере, но не сейчас и не при Пирони.

Следующий Гран-при проходил в Зольдере. В квалификации Пирони поставил время на одну десятую быстрее результата Вильнёва, и за восемь минут до окончания Жиль отправился на новую попытку. «Он выехал настроенным на сражение, - вспоминал Мауро Форгьери. - Но таким он был всегда, это его стиль».

В одном из поворотов Вильнёв догнал шедшего медленно по трассе Йохена Масса. Увидев приближающуюся «Феррари», немец свернул с гоночной траектории, но именно в этот момент сместился и Жиль Вильнёв - канадец пытался объехать медленный «Марч». Произошёл контакт, «Феррари» Жиля взмыла в воздух, несколько раз перевернулась и рухнула на асфальт. От машины остался лишь монокок, гонщика же выбросило из кокпита. Рентген показал перелом основания черепа, в девять вечера Жиль Вильнёв умер.

Добавить комментарий