Блог
954 0

Письмо федора емельяненко александру советский спорт. «Подхалим – это ты, Иуда»

Письмо федора емельяненко александру советский спорт. «Подхалим – это ты, Иуда»

Это обращение Фёдора Емельяненко стало своеобразным ответом Александру на его прошлое интервью, данное этому же изданию три дня назад.

В том откровенном разговоре с журналистами "Советского спорта" Емельяненко-младший рассказал о своих непростых отношениях с братом и "подхалимах" среди его ближайшего окружения. В частности, Александр обратил внимание на промоутера - Вадима Финкельштейна.

В письме Фёдор жёстко прокомментировал всё, о чём говорил его брат ранее и вступился за своих друзей.

- Подхалим - это ты, иуда. Я лично принёс за тебя извинения не одному десятку людей. В мой адрес можешь говорить что хочешь, я это стерплю, но не смей оскорблять моих близких. Кроме того, моего окружения ты не знаешь, а все те, кого знаешь, помогали тебе и сыграли немаловажную роль в твоей жизни. И ты мизинца их не стоишь, поэтому ты не в моём окружении.

- Для тебя и твоего окружения я не Федя, а Фёдор. Критика в сторону Вадима Финкельштейна необоснованна. Заработал ли на тебе Вадим? Скорее потерял. Он оплачивал твои сборы в Голландии и Кисловодске, также Вадим оплачивал твоё лечение. Кроме того, ты мог прийти в ресторан "Летучий голландец" с компанией и уйти даже не заплатив. Вадим на протяжении всего сотрудничества оказывал тебе хорошую поддержку!

Также в письме Емельяненко-старший несколько раз уличил брата во лжи. Фёдор заявил, что в юном возрасте Александр отбыл наказание в местах не столь отдалённых.

- Ты от всех скрывал, что сел в тюрьму первый раз в 18 лет. Объяснил свои татуировки просто хобби. Но есть не один десяток фото с сокамерниками, и помещение явно не похоже на тату-салон. В этот период мои близкие люди тебе очень помогали, но ты порвал с ними все отношения и облил их грязью после выхода из тюрьмы. Это свинство, плохо говорить о людях, которые тебя поддерживали и искренне переживали за тебя, - сказал Фёдор Емельяненко.

Ранее младший из братьев Емельяненко заявил, что в некотором смысле именно Фёдор виновен в его поражении от именитого хорватского бойца Мирко Филиповича в 2004 году. Якобы Александр вышел на бой с более сильным соперником, чтобы в дальнейшем старший брат получил возможность защитить свой пояс в бою с Филиповичем. Однако Фёдор раскрыл истинные причины поражения Александра, отметив, что он сам и тренер брата всячески отговаривали его от этого боя.

- Никто не вынуждал тебя выходить на бой с Крокопом (Прозвище Филиповича. - Прим. Лайфа). Подготовке не было уделено достаточно внимания, регулярно нарушался спортивный режим. Я неоднократно искал тебя по барам и находил за распитием спиртных напитков, - сказал Фёдор. - Ты везде говоришь, что являешься мастером спорта по дзюдо, но это неправда. Ты всем врёшь. Звание "мастер спорта" ты получил только после тюрьмы; и по самбо, а не по дзюдо.

Также Фёдора в интервью брата явно задел его рассказ о любви к Библии.

- Как ты можешь говорить о том, что ты христианин и читаешь Библию, но при этом рассказываешь пошлые анекдоты и приписываешь их мне. Не смей от моего имени говорить гадости и рассказывать пошлые истории, оскорбляющие людей.

В завершении письма Фёдор попросил брата о помощи, которую, по его мнению, он действительно сможет осилить.

- В одном из интервью ты говорил, что можешь мне помочь. Но не понимаю, как ты, недавно освободившийся и постоянно нарушающий режим, можешь помочь. Разве что только одним - не позорить фамилию моих родителей и мою!

Легендарный российский тяжеловес Федор Емельяненко (36-5) обратился с открытым письмом к своему брату, в котором ответил на недавнее интервью Александра (24-7), и попросил его не позорить фамилию их родителей.

«Моя репутация как спортсмена не нуждается в защите. Но в своих интервью Александр задевает честь близких мне людей. Только поэтому я пишу это открытое письмо к Александру и рассказываю, как все было на самом деле, чтобы показать, что не все, что опубликовано, - правда. Александр, отвечу тебе в первый ипоследний раз. Во-первых, для тебя и твоего окружения я не Федя, а Федор. Критика в сторону Вадима Финкельштейна необоснована. Вадим как никто другой очень много для тебя сделал. После запрета атлетической комиссии драться в Америке именно Вадим поддержал тебя и продолжал давать бои. Когда после некоторых инцидентов ни один промоушен не работал с тобой, именно Вадим организовал тебе поединки с Римкявичусом, Глуховым и Монсоном. Заработал ли на тебе Вадим? Скорее потерял. Он оплачивал твои сборы в Голландии и Кисловодске. Также Вадим оплачивал твое лечение. Кроме того, ты мог прийти в ресторан «Летучий Голландец» с компанией и уйти, даже не заплатив. Вадим на протяжении всего сотрудничества оказывал тебе хорошую поддержку! Неприятно слышать, что у тебя не было тренеров, кроме Гаврилова Василия Ивановича и Протасова Олега Валентиновича. Это слова абсолютно неблагодарного человека. К тренеру Гаврилову я пришел в 11 лет, когда тебе было 6. И в зал ты попадал, когда тебя не с кем было оставить дома. Тогда ты не тренировался, а просто скакал по матам. Через год Василий Иванович передал меня и ребят, с которыми мы тренировались, в спортивный класс Владимира Михайловича Воронова. И после он перестал веститренерскую деятельность. Василий Иванович никогда не был твоим тренером. Как быстро забылось, сколько времени, сил и здоровья потратил на тебя Владимир Михайлович Воронов. Забылось и то, что благодаря ему, удалось избежать многих последствий твоего девиантного поведения. Он взял этот груз на свои плечи, и твои поступки не имели последствий. Если бы не тренер, ты бы сел гораздо раньше и на гораздо дольше. Владимиру Михайловичу вообще надо поставить памятник за то, сколько он всего претерпел с тобой, Александр. Александр Васильевич Мичков провел много времени в зале, пытаясь поставить технику, когда у тебя волочились ноги. У тебя хватило смелости рассказать об ударах палками по твоей заднице, но не хватило смелости назвать имя тренера и рассказать за что. Это тоже своего рода лицемерие. Тебя пороли, как сидорову козу, за то, что ты, мягко сказать, нарушал режим. Но теперь ты только говоришь о прогулах тренировок. Наверное, очень обидно Воронову Владимиру Михайловичу, Мичкову Александру Васильевичу, Меньшикову Олегу Владимировичу, Разумову Юрию было прочитать, что ты давно перерос своих тренеров, что они тебя ничему научить не могут, и что ты тренировался по видео кассетам. Кроме того, ты ото всех скрывал, что сел в тюрьму в первый раз в 18 лет. Объясняя свои татуировки просто хобби. Но есть не один десяток фото с сокамерниками, и помещение явно не похоже на тату салон. В этот период мои близкие люди тебе очень помогали, но ты порвал с ними все отношения и облил их грязью после выхода из тюрьмы. Это свинство, плохо говорить о людях, которые тебя поддерживали и искренне переживали за тебя. И никто не вынуждал тебя выходить на бой с Крокопом. В то время я участвовал в Гран При, и вопрос о бое с Мирко для защиты моего пояса даже не поднимался. Тогда Мирко проиграл Ренделману, и ты ухватился за эту возможность, несмотря на то, что Вадим, Владимир Михайлович, Александр Васильевич и я были категорически против по причине твоего отношения к тренировкам и твоей неопытности. И всячески отговаривали тебя от этого. Но и подготовке не было уделено достаточно внимания. Регулярно нарушался спортивный режим и вместо того, чтобы сбросить вес и использоватьбыстрые руки, ты набраллишние килограммы. Никто тебя под молотки не бросал. Во время подготовки я неоднократно искал тебя по барам и находил за распитием спиртных напитков. Команда просила тебя придержать вес, но вместо этого ты напил пивной живот, и результат этого все видели. За это я не должен говорить спасибо. Ты упал от Мирко. И это получило особую окраску. В каждом интервью мне начали напоминать, что Крокоп нокаутировал моего брата. Кроме того, тебя никогда не засуживали. Так как ты особо и не боролся. Ты везде говоришь, что являешься мастером спорта по дзюдо, но это неправда. Ты всем врешь. Ты немного боролся по юношам и результата не показал. А звание мастер спорта ты получил только после тюрьмы по самбо, а не дзюдо. По поводу продукции на миллионы долларов, которые ты приносил на телеканалы. Это тоже ложь. Никто тебе тогда никаких прав не давал. Ни в одном контракте у бойца нет прав на трансляцию, тем более у тебя в то время, как у неизвестного спортсмена. Единственное, что было у тебя, это кассета, которую я просил у японских организаторов для личного пользования. Как известно, для телевидения должны быть права для показа, и должен быть материал на специальном носителе, а не на любительской кассете или диске. Права на передачу и продажу трансляции только у организаторов. Меня также удивили резкие высказывания про американцев. В Америке всегда очень хорошо принимали меня и мою команду. Когда ты в единственный раз ездил в США, к тебе тоже было хорошее отношение. Но атлетическая комиссия запретила биться по известной тебе причине. Что касается заработка. Я действительно зарабатываю в Америке, но налоги с моего гонорара оплачиваются здесь, в России. Ты не имеешь об этом ни малейшего представления, но говоришь об этом с уверенностью. По поводу ситуации с Сергеем Харитоновым. Я всегда мог ответить на высказывания других людей, но не считаю нужным реагировать на чьи-то выпады и давать повод для пустой болтовни. То, что Серега с нами жил и тренировался, я помню. Но тебя никто не просил ввязываться и переходить на низкую базарную брань. Не буду поддерживать тебя в этом и спасибо не скажу. Как ты можешь говорить о том, что ты христианин и читаешь Библию, но при этом рассказываешь пошлые анекдоты и приписывать их мне. Не смей от моего имени говорить гадости и рассказывать пошлые истории, оскорбляющие людей. Я обычно не комментирую чужие высказывания. Но уже не мог молчать. Это мой первый и последний ответ тебе. Я считаю ниже своего достоинства постоянно реагировать на твою ложь. А теперь самое главное из-за чего я решил делать это открытое обращение к тебе: ты назвал моих близких подхалимами. Подхалим - это ты, Иуда. Мне жаль, что страдают люди, которые оказались рядом и поддержали тебя в сложную минуту. Я сам лично принес за тебя извинения не одному десятку людей. В мой адрес можешь говорить, что хочешь, я это стерплю, но не смей оскорблять моих близких. Кроме того, моего окружения ты не знаешь. А все те, кого знаешь, помогали тебе и сыграли немаловажную роль в твоей жизни. И ты мизинца их не стоишь. Поэтому ты не в моем окружении. Ты говоришь в одном из интервью, что можешь мне помочь. Но не понимаю, как ты, недавно освободившийся и постоянно «нарушающий режим», можешь помочь. Разве что только одним - не позорить фамилию моих родителей и мою!», цитирует Федора Советский Спорт.

Напомним, что эта история началась с откровенного письма Александра Емельяненко, которое он опубликовал перед этим, затронув своего брата.

Открытый конфликт братьев Емельяненко, ярко вспыхнувший в медиапространстве на этой неделе, и не думает стихать — напротив, с каждый новым днем участники публичной ссоры лишь все больше и больше привлекают всеобщее внимание к теме горячими заявлениями.

Началось все с интервью Александра, в котором младший брат президента Союза ММА России прилично «прошелся» как и по самому Федору, так и по его окружению. В частности, Емельяненко-младший заявил, что вокруг его родственника «одни подхалимы».

«Сейчас он окружил себя «друзьями», которые бегают за ним, и никогда никто не скажет ему правду в глаза из-за боязни потерять выгодные связи. Одни подхалимы вокруг него»,

— передает слова спортсмена.

Ответ Федора не заставил себя ждать — в открытом письме боец подчеркнул, что «Александр не стоит и мизинца» его близких людей.

«Моя репутация как спортсмена не нуждается в защите. Но в своих интервью Александр задевает честь близких мне людей. Александр, отвечу тебе в первый и последний раз. Во-первых, для тебя и твоего окружения я не Федя, а Федор», — начал обращение к своему оппоненту Емельяненко-старший, после чего вспомнил и тюремный срок брата (освободился Александр лишь год назад), и нарушения режима в преддверии важных боев, и не сложившуюся карьеру в США.

Конец письма вышел эмоциональным: «А теперь самое главное, из-за чего я решил делать это открытое обращение к тебе: ты назвал моих близких подхалимами.

Подхалим — это ты, Иуда. Мне жаль, что страдают люди, которые оказались рядом и поддержали тебя в сложную минуту. Я сам лично принес за тебя извинения не одному десятку людей.

В мой адрес можешь говорить, что хочешь, я это стерплю, но не смей оскорблять моих близких. Моего окружения ты не знаешь. А все те, кого знаешь, помогали тебе и сыграли немаловажную роль в твоей жизни. И ты мизинца их не стоишь. Поэтому ты не в моем окружении.

Ты говоришь в одном из интервью, что можешь мне помочь. Но не понимаю, как ты, недавно освободившийся и постоянно «нарушающий режим», можешь помочь. Разве что только одним — не позорить фамилию моих родителей и мою!»

При этом «мяч» на стороне Александра после такого заявления Федора долго не оставался — в еще одном интервью Емельяненко-младший обратился к героям известного советского мультфильма «Трое из Простоквашино», а также подчеркнул, что его брат имеет слишком завышенное самомнение.

«Абсолютно не удивлен реакцией Федора, в том-то и дело. Меня оно даже порадовало. В этом своем письме он показал всю свою сущность, все свое нутро, и все увидели, что дерьма в этом человеке больше, чем он весит.

А само письмо мне напомнило мультфильм «Простоквашино». Помните персонажей оттуда? Кот помойный, пес облезлый и дядя Федор писали письмо родителям из деревни. Вот его обращение примерно из этой серии.

Ничего нового он про меня не сказал. Ничего такого, что могло бы кого-то шокировать или удивить, он тоже не представил. Обозвал меня Иудой. Если я Иуда, а он тогда кто?? Если ты косишь под праведника, так придерживайся этого, чтобы нимб над твоей головой не тускнел.

Он просил меня не называть его Федей, а только Федором? Ага, конечно, дядя Федор. Он слишком высокого мнения о себе, заоблачного. Пора бы ему спуститься на землю и начать ходить по ней», — сказал Емельяненко-младший.

Кроме того, он вновь раскритиковал окружение своего родственника и выразил надежду, что тот «наконец успокоится».

«О Фединых «друзьях» я тоже много чего могу сказать. Когда я назвал их «подхалимами», это я еще смягчил. Дело в том, что есть пара шпионов среди его окружения, друзья его так называемые, которые души в нем не чают. Они с ним посидят там в застолье, в дружбе поклянутся, а потом перезванивают мне и все рассказывают про Федю, про его похождения.

Если ему не нравится, как я их называю, то пусть тогда другие дадут оценку продажным людям. Просто надо называть вещи своими именами. Это я им еще комплимент сделал, назвав их «подхалимами». Пусть он смотрит, кем он себя окружает. Скажи, кто твой друг, я скажу, кто ты. А обижается пусть на себя.

Написал письмо и ладно. Лишь бы он успокоился наконец. Главное, чтобы домой не тащил весь этот негатив и чтобы на семье не отражалось. А про меня ничего нового он не сказал», — написал.

Он также рассказал о сотрудничестве с клубом «Ахмат» — ранее у представителей организации и Емельяненко-старшего случился масштабный конфликт, начавшийся с критики Федора боев с участием несовершеннолетних в Грозном.

«Что касается клуба «Ахмат», за который я выступаю, то в нем все прекрасно понимают. про Федора все уже давно ясно. Они просили меня не вступать в эту перепалку. Но я особо и не говорю ничего, мне просто нужно дать пояснения на его письмо. Иначе люди будут думать, что он прав, а я все по полочкам разложил, дал пояснения на его письмо из Простоквашино», — заключил боец.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на бокса и ММА, а также в группах отдела спорта в социальных сетях

Видео

На сайте «Советского спорта» пару дней назад вышло интервью Александра Емельяненко. Боец довольно-таки жестко высказался по поводу окружения своего брата, Федора.

Федор Емельяненко написал открытое письмо своему брату.

«Моя репутация как спортсмена не нуждается в защите. Но в своих интервью Александр задевает честь близких мне людей. Только поэтому я пишу это открытое письмо к Александру и рассказываю, как все было на самом деле, чтобы показать, что не все, что опубликовано, - правда.

Александр, отвечу тебе в первый и последний раз.

Во-первых, для тебя и твоего окружения я не Федя, а Федор.

Критика в сторону Вадима Финкельштейна необоснована. Вадим как никто другой очень много для тебя сделал. После запрета атлетической комиссии драться в Америке именно Вадим поддержал тебя и продолжал давать бои. Когда после некоторых инцидентов ни один промоушен не работал с тобой, именно Вадим организовал тебе поединки с Римкявичусом, Глуховым и Монсоном. Заработал ли на тебе Вадим? Скорее потерял. Он оплачивал твои сборы в Голландии и Кисловодске. Также Вадим оплачивал твое лечение. Кроме того, ты мог прийти в ресторан «Летучий Голландец» с компанией и уйти, даже не заплатив. Вадим на протяжении всего сотрудничества оказывал тебе хорошую поддержку!

Неприятно слышать, что у тебя не было тренеров, кроме Гаврилова Василия Ивановича и Протасова Олега Валентиновича. Это слова абсолютно неблагодарного человека.

К тренеру Гаврилову я пришел в 11 лет, когда тебе было 6. И в зал ты попадал, когда тебя не с кем было оставить дома. Тогда ты не тренировался, а просто скакал по матам. Через год Василий Иванович передал меня и ребят, с которыми мы тренировались, в спортивный класс Владимира Михайловича Воронова. И после он перестал вести тренерскую деятельность. Василий Иванович никогда не был твоим тренером.

Как быстро забылось, сколько времени, сил и здоровья потратил на тебя Владимир Михайлович Воронов. Забылось и то, что благодаря ему, удалось избежать многих последствий твоего девиантного поведения. Он взял этот груз на свои плечи, и твои поступки не имели последствий. Если бы не тренер, ты бы сел гораздо раньше и на гораздо дольше. Владимиру Михайловичу вообще надо поставить памятник за то, сколько он всего претерпел с тобой, Александр.

Александр Васильевич Мичков провел много времени в зале, пытаясь поставить технику, когда у тебя волочились ноги.

У тебя хватило смелости рассказать об ударах палками по твоей заднице, но не хватило смелости назвать имя тренера и рассказать за что. Это тоже своего рода лицемерие. Тебя пороли, как сидорову козу, за то, что ты, мягко сказать, нарушал режим. Но теперь ты только говоришь о прогулах тренировок.

Наверное, очень обидно Воронову Владимиру Михайловичу, Мичкову Александру Васильевичу, Меньшикову Олегу Владимировичу, Разумову Юрию было прочитать, что ты давно перерос своих тренеров, что они тебя ничему научить не могут, и что ты тренировался по видео кассетам.

Кроме того, ты ото всех скрывал, что сел в тюрьму в первый раз в 18 лет. Объясняя свои татуировки просто хобби. Но есть не один десяток фото с сокамерниками, и помещение явно не похоже на тату салон. В этот период мои близкие люди тебе очень помогали, но ты порвал с ними все отношения и облил их грязью после выхода из тюрьмы. Это свинство, плохо говорить о людях, которые тебя поддерживали и искренне переживали за тебя.

И никто не вынуждал тебя выходить на бой с Крокопом. В то время я участвовал в Гран При, и вопрос о бое с Мирко для защиты моего пояса даже не поднимался. Тогда Мирко проиграл Ренделману, и ты ухватился за эту возможность, несмотря на то, что Вадим, Владимир Михайлович, Александр Васильевич и я были категорически против по причине твоего отношения к тренировкам и твоей неопытности. И всячески тебя отговаривали тебя от этого.

Но и подготовке не было уделено достаточно внимания. Регулярно нарушался спортивный режим и вместо того, чтобы сбросить вес и использовать быстрые руки, ты набрал лишние килограммы. Никто тебя под молотки не бросал. Во время подготовки я неоднократно искал тебя по барам и находил за распитием спиртных напитков. Команда просила тебя придержать вес, но вместо этого ты напил пивной живот, и результат этого все видели.

За это я не должен говорить спасибо. Ты упал от Мирко. И это получило особую окраску. В каждом интервью мне начали напоминать, что Крокоп нокаутировал моего брата.

Кроме того, тебя никогда не засуживали. Так как ты особо и не боролся. Ты везде говоришь, что являешься мастером спорта по дзюдо, но это неправда. Ты всем врешь. Ты немного боролся по юношам и результата не показал. А звание мастер спорта ты получил только после тюрьмы по самбо, а не дзюдо.

По поводу продукции на миллионы долларов, которые ты приносил на телеканалы. Это тоже ложь. Никто тебе тогда никаких прав не давал. Ни в одном контракте у бойца нет прав на трансляцию, тем более у тебя в то время, как у неизвестного спортсмена. Единственное, что было у тебя, это кассета, которую я просил у японских организаторов для личного пользования. Как известно, для телевидения должны быть права для показа, и должен быть материал на специальном носителе, а не на любительской кассете или диске. Права на передачу и продажу трансляции только у организаторов.

Меня также удивили резкие высказывания про американцев. В Америке всегда очень хорошо принимали меня и мою команду. Когда ты в единственный раз ездил в США, к тебе тоже было хорошее отношение. Но атлетическая комиссия запретила биться по известной тебе причине.

Что касается заработка. Я действительно зарабатываю в Америке, но налоги с моего гонорара оплачиваются здесь, в России.

Ты не имеешь об этом ни малейшего представления, но говоришь об этом с уверенностью.

По поводу ситуации с Сергеем Харитоновым. Я всегда мог ответить на высказывания других людей, но не считаю нужным реагировать на чьи-то выпады и давать повод для пустой болтовни. То, что Серега с нами жил и тренировался, я помню. Но тебя никто не просил ввязываться и переходить на низкую базарную брань. Не буду поддерживать тебя в этом и спасибо не скажу.

Как ты можешь говорить о том, что ты христианин и читаешь Библию, но при этом рассказываешь пошлые анекдоты и приписывать их мне. Не смей от моего имени говорить гадости и рассказывать пошлые истории, оскорбляющие людей.

Я обычно не комментирую чужие высказывания. Но уже не мог молчать. Это мой первый и последний ответ тебе. Я считаю ниже своего достоинства постоянно реагировать на твою ложь.

А теперь самое главное из-за чего я решил делать это открытое обращение к тебе: ты назвал моих близких подхалимами. Подхалим - это ты, Иуда. Мне жаль, что страдают люди, которые оказались рядом и поддержали тебя в сложную минуту. Я сам лично принес за тебя извинения не одному десятку людей.

В мой адрес можешь говорить, что хочешь, я это стерплю, но не смей оскорблять моих близких.

Кроме того, моего окружения ты не знаешь. А все те, кого знаешь, помогали тебе и сыграли немаловажную роль в твоей жизни. И ты мизинца их не стоишь. Поэтому ты не в моем окружении.

Ты говоришь в одном из интервью, что можешь мне помочь. Но не понимаю, как ты, недавно освободившийся и постоянно «нарушающий режим», можешь помочь. Разве что только одним - не позорить фамилию моих родителей и мою!»

sovsport.ru

«Моя репутация как спортсмена не нуждается в защите. Но в своих интервью Александр задевает честь близких мне людей. Только поэтому я пишу это открытое письмо к Александру и рассказываю, как все было на самом деле, чтобы показать, что не все, что опубликовано, – правда.

Александр, отвечу тебе в первый и последний раз.

Во-первых, для тебя и твоего окружения я не Федя, а Федор.

Критика в сторону Вадима Финкельштейна необоснована. Вадим как никто другой очень много для тебя сделал. После запрета атлетической комиссии драться в Америке именно Вадим поддержал тебя и продолжал давать бои. Когда после некоторых инцидентов ни один промоушен не работал с тобой, именно Вадим организовал тебе поединки с Римкявичусом, Глуховым и Монсоном. Заработал ли на тебе Вадим? Скорее потерял. Он оплачивал твои сборы в Голландии и Кисловодске. Также Вадим оплачивал твое лечение. Кроме того, ты мог прийти в ресторан «Летучий Голландец» с компанией и уйти, даже не заплатив. Вадим на протяжении всего сотрудничества оказывал тебе хорошую поддержку!

Неприятно слышать, что у тебя не было тренеров, кроме Гаврилова Василия Ивановича и Протасова Олега Валентиновича. Это слова абсолютно неблагодарного человека.

К тренеру Гаврилову я пришел в 11 лет, когда тебе было 6. И в зал ты попадал, когда тебя не с кем было оставить дома. Тогда ты не тренировался, а просто скакал по матам. Через год Василий Иванович передал меня и ребят, с которыми мы тренировались, в спортивный класс Владимира Михайловича Воронова. И после он перестал вести тренерскую деятельность. Василий Иванович никогда не был твоим тренером.

Как быстро забылось, сколько времени, сил и здоровья потратил на тебя Владимир Михайлович Воронов. Забылось и то, что благодаря ему, удалось избежать многих последствий твоего девиантного поведения. Он взял этот груз на свои плечи, и твои поступки не имели последствий. Если бы не тренер, ты бы сел гораздо раньше и на гораздо дольше. Владимиру Михайловичу вообще надо поставить памятник за то, сколько он всего претерпел с тобой, Александр.

Александр Васильевич Мичков провел много времени в зале, пытаясь поставить технику, когда у тебя волочились ноги.

У тебя хватило смелости рассказать об ударах палками по твоей заднице, но не хватило смелости назвать имя тренера и рассказать за что. Это тоже своего рода лицемерие. Тебя пороли, как сидорову козу, за то, что ты, мягко сказать, нарушал режим. Но теперь ты только говоришь о прогулах тренировок.

Наверное, очень обидно Воронову Владимиру Михайловичу, Мичкову Александру Васильевичу, Меньшикову Олегу Владимировичу, Разумову Юрию было прочитать, что ты давно перерос своих тренеров, что они тебя ничему научить не могут, и что ты тренировался по видео кассетам.

Кроме того, ты ото всех скрывал, что сел в тюрьму в первый раз в 18 лет. Объясняя свои татуировки просто хобби. Но есть не один десяток фото с сокамерниками, и помещение явно не похоже на тату салон. В этот период мои близкие люди тебе очень помогали, но ты порвал с ними все отношения и облил их грязью после выхода из тюрьмы. Это свинство, плохо говорить о людях, которые тебя поддерживали и искренне переживали за тебя.

И никто не вынуждал тебя выходить на бой с Крокопом. В то время я участвовал в Гран При, и вопрос о бое с Мирко для защиты моего пояса даже не поднимался. Тогда Мирко проиграл Ренделману, и ты ухватился за эту возможность, несмотря на то, что Вадим, Владимир Михайлович, Александр Васильевич и я были категорически против по причине твоего отношения к тренировкам и твоей неопытности. И всячески тебя отговаривали тебя от этого.

Но и подготовке не было уделено достаточно внимания. Регулярно нарушался спортивный режим и вместо того, чтобы сбросить вес и использовать быстрые руки, ты набрал лишние килограммы. Никто тебя под молотки не бросал. Во время подготовки я неоднократно искал тебя по барам и находил за распитием спиртных напитков. Команда просила тебя придержать вес, но вместо этого ты напил пивной живот, и результат этого все видели.

За это я не должен говорить спасибо. Ты упал от Мирко. И это получило особую окраску. В каждом интервью мне начали напоминать, что Крокоп нокаутировал моего брата.

Кроме того, тебя никогда не засуживали. Так как ты особо и не боролся. Ты везде говоришь, что являешься мастером спорта по дзюдо, но это неправда. Ты всем врешь. Ты немного боролся по юношам и результата не показал. А звание мастер спорта ты получил только после тюрьмы по самбо, а не дзюдо.

По поводу продукции на миллионы долларов, которые ты приносил на телеканалы. Это тоже ложь. Никто тебе тогда никаких прав не давал. Ни в одном контракте у бойца нет прав на трансляцию, тем более у тебя в то время, как у неизвестного спортсмена. Единственное, что было у тебя, это кассета, которую я просил у японских организаторов для личного пользования. Как известно, для телевидения должны быть права для показа, и должен быть материал на специальном носителе, а не на любительской кассете или диске. Права на передачу и продажу трансляции только у организаторов.

Меня также удивили резкие высказывания про американцев. В Америке всегда очень хорошо принимали меня и мою команду. Когда ты в единственный раз ездил в США, к тебе тоже было хорошее отношение. Но атлетическая комиссия запретила биться по известной тебе причине.

Что касается заработка. Я действительно зарабатываю в Америке, но налоги с моего гонорара оплачиваются здесь, в России.

Ты не имеешь об этом ни малейшего представления, но говоришь об этом с уверенностью.

По поводу ситуации с Сергеем Харитоновым. Я всегда мог ответить на высказывания других людей, но не считаю нужным реагировать на чьи-то выпады и давать повод для пустой болтовни. То, что Серега с нами жил и тренировался, я помню. Но тебя никто не просил ввязываться и переходить на низкую базарную брань. Не буду поддерживать тебя в этом и спасибо не скажу.

Как ты можешь говорить о том, что ты христианин и читаешь Библию, но при этом рассказываешь пошлые анекдоты и приписывать их мне. Не смей от моего имени говорить гадости и рассказывать пошлые истории, оскорбляющие людей.

Я обычно не комментирую чужие высказывания. Но уже не мог молчать. Это мой первый и последний ответ тебе. Я считаю ниже своего достоинства постоянно реагировать на твою ложь.

А теперь самое главное из-за чего я решил делать это открытое обращение к тебе: ты назвал моих близких подхалимами. Подхалим – это ты, Иуда. Мне жаль, что страдают люди, которые оказались рядом и поддержали тебя в сложную минуту. Я сам лично принес за тебя извинения не одному десятку людей.

В мой адрес можешь говорить, что хочешь, я это стерплю, но не смей оскорблять моих близких.

Кроме того, моего окружения ты не знаешь. А все те, кого знаешь, помогали тебе и сыграли немаловажную роль в твоей жизни. И ты мизинца их не стоишь. Поэтому ты не в моем окружении.

Ты говоришь в одном из интервью, что можешь мне помочь. Но не понимаю, как ты, недавно освободившийся и постоянно «нарушающий режим», можешь помочь. Разве что только одним – не позорить фамилию моих родителей и мою!»

Добавить комментарий